Приключения иностранцев в Сибири Что они здесь изучают, кроме русского языка?

Приключения иностранцев в Сибири Что они здесь изучают, кроме русского языка?

Брэд Филлипс год назад вместе с семьей приехал на Сахалин из Австралии. Брэд – участник благотворительной программы. Проект призван помогать детям, которые остались без родителей. Увы, проблема сиротства в России, видимо, больше ужасает иностранцев, чем нас самих. Через некоторое время Брэд понял: чтобы заниматься в России какой-либо программой, необходим хороший русский язык. Приехал в Красноярск и вот уже месяц учится в Сибирском федеральном университете.

Корреспондент газеты «Наш Красноярский край» встретился с несколькими студентами-иностранцами СФУ и попытался понять, какой они видят нашу действительность.

Ася из Китая

Иностранцев принимают в Сибирский федеральный университет с момента его создания, то есть в течение шести лет. Приезжают они к нам со всего мира – за несколько лет в университете обучались выходцы из 32 стран. Сейчас в красноярском вузе около 300 иностранных студентов.

Чаще всего изучают русский язык. Кому-то это нужно, чтобы получить, например, диплом архитектора в том же Сибирском федеральном университете. Ведь для этого необходимо не просто приблизительно понимать, о чем идет речь на лекциях. Чтобы сдать экзамены, уметь поддержать разговор на семинарах, необходимо самому общаться на очень приличном уровне.

Для некоторых изучение русского языка – самоцель. Например, для 25-летней студентки из Китая Дэн Данься. Девушка приехала в Красноярск всего лишь месяц назад. Но она уже успела – и это так мило и по-женски – выбрать для себя красивое русское имя – Ася.

Она собирается работать переводчиком, этому училась и на родине. Чтобы познать русский в совершенстве, приехала к нам. Пока ей у нас непросто: скучает по дому (хорошо, что среди соседей по общежитию есть ребята из Китая). Еда оказалась не только непривычной, но и невкусной. Пару раз Дэн попробовала то, что у нас выдается за китайскую национальную кухню, и, говорит, это ничего общего не имеет с оригиналом.

Но сложнее всего привыкнуть к суровому сибирскому климату. У себя на родине девушка жила в одной из южных провинций Китая. Буквально пару дней назад она впервые увидела снег – и это было удивительно. Сильным впечатлением оказались также очень красивая природа и чистый воздух (конечно, нужно учитывать, что это касается кампуса СФУ, где в основном и живут иностранные студенты). А еще – непривычно малолюдные улицы города.

В Сибири Дэн не собирается задерживаться надолго. После года обучения намерена вернуться домой и там продолжить заниматься карьерой переводчика.

Русская прапрабабушка

Лизетт Маланина живет в России три с половиной года. И хочет здесь задержаться еще на несколько лет – пока, правда, сама не знает, на сколько именно.

Лизетт выглядит соответственно своей фамилии. Милое славянское лицо, мягкие черты, светлые глаза – ни за что не подумаешь, что она иностранка. Русские предки Лизетт переехали в Австралию 150 лет назад. Женщина хорошо говорит по-русски, хоть и с акцентом. Но, по ее мнению, недостаточно для того, чтобы построить в стране прапрабабушек бизнес. Чтобы иметь возможность открыть в России собственное дело, Лизетт решила заняться изучением русского языка. Выбрала Красноярск – главным образом из-за возможности получить такое образование в СФУ.

Кстати, муж Лизетт тоже говорит на нашем языке (у него есть русские корни). Однако между собой они общаются по-английски. Именно на этом языке они разговаривали, когда познакомились. Поэтому сейчас английский остается «внутренним» языком большой семьи Маланиных.

– Даже сейчас иногда, когда мы вечером разговариваем по-английски, я забываю, что мы за границей, – рассказывает Лизетт. – Представьте, мы общаемся, и вдруг взгляд падает за окно: «О! Да мы в России!» И каждый раз это – удивительное чувство.

Что такое русская душа?

Впрочем, открыть бизнес – это лишь один из планов семьи Маланиных. Лизетт очень любит детей и стремится решить хотя бы отчасти проблему сирот:

– Пока не знаю, как получится. Но я очень хочу помочь России.

Лизетт учится в университете. Муж не работает, потому что дает домашнее образование детям – их в семье четверо. На мой удивленный вопрос: «Как же вы не побоялись их всех привезти в чужую страну?!» – женщина спокойно ответила, что бояться здесь совершенно нечего. Для них жизнь в России будет очень хорошим опытом.

Я хочу понять своих предков. Но не нужно думать, что это некий эксперимент над детьми, – рассказывает Лизетт Маланина. – Для них Россия в какой-то степени – родная страна. Они должны почувствовать, что это такое – русская душа. Конечно, в Австралии жить намного теплее, удобнее. Здесь можно посмотреть на жизнь с совершенно иной стороны.

Маланины живут в Академгородке. Каждое утро австралийка Лизетт отправляется на занятия вверх по горе. Ее путь пролегает по знаменитой «академовской роще», среди прямо-таки архетипических русских березок. Очень красиво, говорит женщина, но очень уж много грязи.

По сравнению с Австралией люди у нас живут беднее. Лизетт просто поразило большое количество нищих на улицах нашего города. Да и обычные среднестатистические красноярцы, мягко говоря, в роскоши не купаются. У нас намного дороже, чем в стране кенгуру, купить или арендовать дом. Зарплата меньше, а продукты стоят дороже. При этом сами продукты, по мнению иностранцев, невкусные и выбор их невелик. Женщина привыкла, что на родине она может купить блюда кухни любой страны или любые, какие ей захочется, фрукты или овощи – и это почти в каждом крупном магазине. Такого ассортимента у нас в принципе нет. Лизетт живет в России уже больше трех лет, но до сих пор не может привыкнуть к тому, что у нас едят так много хлеба и картошки.

При низком доходе и не слишком качественном питании русские женщины умудряются всегда хорошо выглядеть. За границей стараются одеваться прежде всего удобно и не боятся быть самими собой. В нашей стране не редкость такая картина: фея в вечернем макияже и на огромных каблуках – на остановке общественного транспорта. Наверное, все эти усилия – живопись и архитектура на ногтях и «смоки айс» в офис, – объясняются огромным гендерным перевесом. Не в пользу женщин.

Тыква в подарок

Здесь тяжелее передвигаться без машины, особенно зимой. Да и сами морозы переносить людям, которые привыкли к жаркому климату, сложно.

– У нас самый холодный зимний день по температуре такой, как у вас в начале октября. К вашему климату я, наверное, не смогу привыкнуть никогда, – рассказывает Лизетт Маланина. – Непривычно и то, что почти все здесь живут в многоквартирных домах. На родине у многих собственные коттеджи. Мне до сих пор кажется: стоит открыть дверь квартиры, и я окажусь во дворе. Но распахивается дверь – а там клетка подъезда… Мне очень не хватает моего сада, ведь там так хорошо играть детям.

Зато человеческие отношения в России – более теплые, искренние, чем за рубежом, говорит иностранка. Например, она уже успела стать частью сообщества жителей Академгородка. В магазинах ее уже узнают, здороваются. Одна соседка подарила тыкву – и это было очень мило и по-домашнему.

У нас в стране было так – я предлагаю кому-нибудь встретиться, поболтать. Этот кто-то листает ежедневник, где расписаны все дни. И говорит: «Так, через три месяца я могу выпить с тобой кофе», – рассказывает Лизетт Маланина. – Здесь общение более импульсивное, открытое, и это вызывает очень хорошее чувство. Здесь непросто сблизиться с кем-то. Но если уж человек стал другом – это по-настоящему. Поэтому жить здесь в каком-то смысле проще.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

27 июня 2022
Что круче: Кызыл-1997 или Кызыл-2022?
Чемпионат России по вольной борьбе пришел в Кызыл спустя ровно 25 лет. Тогда, в 1997 году, он проходил вообще под
27 июня 2022
Одеяло из Сибири
На подушках какого производителя вы спите? А укрываетесь одеялом, привезенным из какой страны? В какое белье одеваете свою кровать? У
26 июня 2022
Фигаро здесь, Фигаро там!
На этой неделе вся Сибирь гуляет на свадьбе. «Свадьбе Фигаро» Моцарта в исполнении студентов и оперных солистов трех регионов, объединившихся