Скажите, как их находила почта?! Самым ценным на войне были письма из дома

Скажите, как их находила почта?! Самым ценным на войне были письма из дома

Война разделила семьи, и единственной ниточкой, дающей возможность получить хоть какую-нибудь весточку от близкого, была военно-полевая почта. Каждому солдату заветный треугольник давал силы для защиты родины, вдохновлял на подвиги. Писем ждали сильнее, чем полевую кухню или возможность отдохнуть. Ни бомбежки, ни блокады не мешали военным почтальонам самоотверженно выполнять свой долг. Миллионы писем находили своих адресатов, а фронтовые газеты доставлялись в день выпуска.

Полевая почта во время Великой Отечественной войны в месяц доставляла в Красную армию около 70 млн писем и 30 млн газет. Солдаты получали письма поддержки от девушек, которых даже не знали. Многие бойцы писали друзьям: «Если у тебя есть хорошая девушка и ей некуда писать, пусть она пишет мне». Почтовики стали героями страны наряду с солдатами. Они с оружием защищали ценный груз. Почтальонами на фронте становились в основном мужчины, ведь мешок с корреспонденцией весил тяжелее пулемета. Но тяжесть сумки измерялась не килограммами, а радостью или трагедией, которые приносили вестники судьбы. Жив ли тот, кого ждут и любят? Под разрывом снарядов военные «почтари» пробирались ползком до окопов и блиндажей, чтобы вручить бойцам весточки из дома и захватить от них треугольнички писем, несущих дыхание ожесточенных боев. Полевая почта не прекращала свою работу, несмотря на голод, холод и постоянные обстрелы.

«Почтовый» идет без остановки

Наладить работу почты после введения военного положения в стране удалось не сразу. Сталин называл связь «ахиллесовой пятой» Советского Союза. Необходима была радикальная перестройка. Любопытно, что в ходе одной из военных операций в руки советских военных попал устав полевой почтовой службы немецких войск. Перевод и изучение такого ценного документа позволили уже через несколько недель успешно использовать технологию врага для нужд Советской армии. Но в первые же недели войны почтовые работники столкнулись с банальной проблемой нехватки конвертов. Именно тогда и появились письма-треугольники, открытки. Бумага была на вес золота, поэтому послание писалось мельчайшим почерком, заполнялось все пригодное пространство листка.

Вся почта тщательно проверялась, армия цензоров росла, но вымарывали строчки они очень быстро. Ведь в военные годы письма на фронт доходили порой быстрее, чем в наши дни. Как ни была загружена железная дорога, почтовые эшелоны пропускались в первую очередь. Почту перевозили всеми доступными видами транспорта: на кораблях, почтовых самолетах, автомобилях, мотоциклах, телегах и даже на подводных лодках. Использование почтового транспорта для каких-либо прочих нужд было строго-настрого запрещено. Письма доставляли и почтовые голуби. Особая порода могла летать даже в ночное время суток.

И в блокаде, и в осаде

Письма либо открытки для фронта доставали из почтовых ящиков тылового города и отправляли в гражданское отделение связи. После сортировки в почтовом вагоне они отправлялись на фронтовой военно-почтовый пункт, оттуда на военно-почтовую базу армии, оттуда в дивизию, полк, батальон и, наконец, попадали адресату.

Корреспонденция обрабатывалась в шалашах, землянках, на движущихся автомашинах, а то и просто в лесу под деревом или кустом. На сортировочных пунктах работали круглосуточно. В сутки приходило одних писем до тонны, а газет и брошюр до двух тонн. А после 1 декабря 1944 года, когда Красная армия пересекла границу СССР и война уже близилась к своему завершению, Госкомитет обороны разрешил военнослужащим действующей армии один раз в месяц отправить посылку установленного веса домой. Всего за четыре месяца 1945 года почта смогла доставить в тыл страны десять миллионов посылок, для перевозки которых потребовалось более десяти тысяч двухосных почтовых вагонов. В основном солдаты отправляли домой одежду, посуду и мыло, а офицерский состав мог позволить себе послать более ценные «сувениры». Измученные годами лишений жители тыла спешили на почту, чтобы получить посылки с поистине царскими дарами: американскими консервами и джемом, яичным порошком и даже растворимым кофе.

В дни блокады Ленинграда почтовики не прекращали работы. Истомленные голодом и холодом, они собирали и разносили письма, которые поступали в город по Дороге жизни. Полуголодные, работали в промерзших помещениях при свете коптилок. В осажденном Севастополе отделения связи даже под обстрелом не прекращали доставку почты. Днем и ночью почтальоны обслуживали моряков, защитников Малахова кургана. Почту доставляли, как уже отмечалось, на подводных лодках. Письма исправно получали русские солдаты, воевавшие на подступах к Рейхстагу. Из Германии почтальоны увозили треугольнички бойцов в тыл.

Карточки и «секретки»

письма с фронтаВ годы войны, кроме писем-треугольников, солдаты и их близкие слали друг другу почтовые карточки, открытки и закрытые письма – «секретки». Карточки на одной стороне уже имели картинку и текст: «Смерть немецким оккупантам», «Воинское», «Письмо с фронта». Рисунки на них обычно были на темы боевых действий и героического труда в тылу. Письма-секретки представляли собой разлинованный лист бумаги, который сгибался пополам и заклеивался клапаном. Фронтовые почтовые открытки – отдельный вид изобразительного искусства. Каждый год войны менялись сюжеты и стилистика открыток-поздравлений с 8 Марта или Новым годом. Популярны были сатирические открытки. Сюжет одной из них – «Ловля на живца», 1942 год: советский солдат сидит на дереве, а фашиста подманивает на поросенка.

Ласточка Победы

Ольга Дорофеева, хранитель фонда Музея связи Сибири, рассказывает, что экспонатов времен ВОВ немного, в основном аппараты радиосвязи, оборудование телефонистов и телеграфистов. Основная гордость связистов – люди, которые работали в тылу в годы войны, совершая трудовой подвиг. Почтовики трудились над сортировкой и отправкой писем днем и ночью. А после работы дежурили в госпиталях, ходили на обучение по противовоздушной обороне. Задержка корреспонденции или засылка ее не по адресу карались как должностное преступление. Газета «Красноярский рабочий» в разгар войны опубликовала критическую статью на почтовых связистов под заголовком «Связь должна работать как часы!». Тысячи жителей края ушли на фронт. Вагонами в Сибирь доставляли эвакуированных. И все они писали письма. Количество почты выросло в сотни раз. А сотрудников особо не прибавилось.

Красноярка Нина Ситничук вошла в историю как ласточка Победы. Она первая в городе узнала о капитуляции врага. 8 мая 1945 года Нина дежурила в бригаде телеграфистов, которые держали прямую связь с Москвой. Под большим секретом ночью московские коллеги еще до официального сообщения по радио рассказали им о победе над фашистами. Нина, несмотря на всю секретность, не смогла не поделиться новостью. Рано утром 9 мая, когда смена возвращалась с дежурства, весь Красноярск уже ликовал!

Кстати, после того как 8 мая в 22:43 по европейскому времени Германией был подписан акт о капитуляции, почте предстояло выдержать последний «бой». Цунами из поздравительных писем и открыток буквально захлестнуло все почтовые отделения нашей страны. Люди спешили поделиться своей радостью со всем миром. Почтовики прилагали невозможные усилия, чтобы справиться с мощным потоком радостных вестей. Рано утром 9 мая на борту машины, увозившей из Берлина письма победителей, кто-то написал мелом: «Везем победу!»

Подготовлено по материалам ФГБУ «Центральный музей связи имени А. С. Попова» (Санкт-Петербург) и Музея связи Сибири (Красноярск)

Благодарим за помощь в подготовке материала Красноярский филиал Почты России

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Вернуть потраченное
В связи с непростой экономической ситуацией можно отложить много различных трат, но ни лечение в клиниках, ни прием необходимых лекарств
2 июля 2022
МИР Сибири: как доехать, где жить, что смотреть
В сотрудничестве с дирекцией фестиваля gnkk.ru разработал путеводитель по фестивалю. Читайте и приезжайте в Шушенское хорошо подготовленными к четырехдневному релаксу.
Молоко по новым технологиям
О молочно-товарной ферме в Ильичево мне сказали: «Такое не пропустите!» И действительно – на поле, которое в 2017 году еще