Меню Поиск
USD: 75.03 -0.16
EUR: 88.95+0.32
№ 23 / 1201

Станет ли неудобица пашней?

Почему сельхозземли не востребованы

Фото Олега Кузьмина Проблему возвращения в оборот заброшенных сельскохозяйственных земель обсуждают уже не первый год. В начале 2020-го Минсельхоз России представил проект соответствующей госпрограммы, по которой с 2021 по 2030 год предполагается вовлечь в оборот 12 млн га сельхозземель. На это из бюджета потратят почти 1,5 триллиона рублей. Но всегда ли необходимо распахивать такие участки? Так ли необходимы они местному агропромышленному комплексу?

Нам больше не надо

По данным Минсельхоза, площадь неиспользуемых сельхозземель в стране составляет порядка 44 млн га, 20 млн га из них – пашня. Правда, как признаются в ведомстве, информации о качестве этих участков нет. Специалисты отмечают: в большинстве случаев необрабатываемые участки – это неудобицы и поля, которые давно заросли лесами. Нужно ли сегодня регионам возвращать эти территории в сельхозоборот – большой вопрос.

В Красноярском крае, по данным управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, общая площадь сельхозземель на 1 января 2020 года составила почти три миллиона гектаров, постоянно засевается около двух миллионов гектаров.

648,8 тыс. га (по данным ФГБУ ГЦАС «Красноярский») закустарены, залесены, заболочены, подтоплены, сильно подвержены водной и ветровой эрозии. Остальная часть (около 400 тыс. га) расположена в районах с низким уровнем сельскохозяйственного производства. Там слабо развита и животноводческая, и растениеводческая отрасли. То есть участки оставлены в силу естественных причин. И сегодня у сельхозпроизводителей не востребованы.
– Пока у нас нет острой необходимости в срочном освоении залежных земель, – считает ведущий научный сотрудник отдела агротехнологий Красноярского НИИ сельского хозяйства Василий Романов. – Я помню, как в 1950–1960-е годы в Минусинском районе вырубались целые березовые рощи для того, чтобы засеять пашню. Эти участки не всегда были удобны для ведения сельского хозяйства, но такова была политика партии. Все поля занимали пшеницей, овсом, ячменем и картофелем, пашни для кормовых культур не хватало. Косили на неудобице вручную. Таким образом заготавливали корма для животных. А сейчас пашни в крае достаточно. Мы имеющуюся не можем обработать качественно – не хватает рабочих рук.
С другой стороны, считают ученые, возврат в оборот неудобиц может привести к падению показателей урожайности зерновых культур. Красноярский край вот уже несколько лет удерживает пальму первенства по объемам собранного зерна в Сибирском федеральном округе. И это благодаря тому, что сеем на хороших, плодородных землях.
– В Красноярском крае земли, наиболее пригодные для возделывания сельскохозяйственных культур, используются практически в полном объеме, – поясняет начальник отдела развития растениеводства краевого минсельхоза Оксана Вебер. – Вовлечение в оборот земель, удаленных от населенных пунктов, центральных усадеб, транспортных сообщений, характеризующихся, как правило, низким уровнем плодородия, в современных рыночных условиях может привести к резкому увеличению себестоимости производимой продукции и, как следствие, к ее низкой конкурентоспособности.

Гектары есть, документов нет

Ученые считают: залежные земли необходимо оставить как стратегический резерв красноярского минсельхоза. При необходимости их всегда можно освоить, ввести в оборот. На этот случай в НИИСХ даже разработали рекомендации по возврату неиспользуемых сельхозземель в пашню. Но, предупреждает Василий Романов, дело это небыстрое и очень затратное. Не стоит ждать моментальной окупаемости.
– Для возврата таких земель в оборот необходимо разработать государственную стратегию, – считает ученый. – Фермер и даже крупный сельхозпроизводитель в одиночку не осилит эту ношу.
В Красноярском крае с 2017 года существует государственная поддержка сельхозпроизводителей, которые вводят в оборот ранее не используемые земли. Возмещается часть затрат на проведение культуртехнических мероприятий. За три года (2017–2019) субсидию из краевого бюджета получили 11 хозяйств. Они ввели в оборот более четырех тысяч га. За три следующих года (2020–2022) планируется, что государство поможет аграриям засеять еще 3,6 тыс. га неиспользуемой земли.

Впрочем, сельхозпроизводители и сами вкладываются в освоение залежных земель. Так, всего в 2017–2019 годах посевы появились на 35 тысячах гектаров ранее не используемых участков. В 2020 году хозяйства планируют ввести в оборот еще более 12 тыс. га.

Можно было бы и больше, считает председатель общественной палаты Канского района Владимир Мацюк, если бы не одно «но».

Владимир Александрович 20 лет занимался возвратом в обращение неиспользуемых сельхозземель как юрист одного из колхозов Канского района. Общественник замечает:
– Основная проблема с такой землей в том, что у нее не определен собственник. В Канском районе много фермеров, которые хотели бы работать на этих участках, но поиск собственника и приведение в порядок документов – дело затратное. Занимается этим, как правило, сельсовет или районная администрация. А у них средств нет. Несколько лет назад в районе ликвидировалось хозяйство, осталась земля. Но взять ее фермеры так и не смогли: участок оказался разделен на несколько частей. Один надел отошел местному колхозу, другой оказался в распоряжении районной администрации. Он-то и оказался проблемным: для выставления земель на торги необходимо провести кадастровые работы.
Если решить эту проблему, земли простаивать не будут, считает Владимир Мацюк. Необходимо целевое финансирование кадастровых работ.

Это понимают и в Правительстве России.

На Госсовете по вопросам развития АПК в феврале 2020 года президент РФ Владимир Путин поручил правительству обеспечить утверждение государственной программы эффективного вовлечения в оборот земель сельхозназначения.

Госпрограмма должна в том числе предусматривать сбор и систематизацию данных о сельскохозяйственных землях, проведение землеустроительных и кадастровых работ, а также создание мелиоративного комплекса страны. Доклад президент должен был заслушать 20 марта. Но пока вопрос отложили на неопределенный срок.

Давайте оставим лес

Гринпис предлагает на неиспользуемых землях сельхозназначения выращивать лес. Экологи даже составили карту участков, на которых можно было бы оставить деревья. Больше всего таких земель в Башкортостане. За ним следуют Новосибирская, Тверская, Смоленская, Кировская, Нижегородская области, Татарстан, Алтайский и Пермский края, замыкает топ-10 Курганская область.

В Красноярском крае, по данным Гринпис, не используется 1 436 тыс. га земель, почти половина из них простаивает уже более 20 лет, там выросли деревья. Это всего один процент от всей площади региона. Но и данные земли можно использовать для выращивания леса.

№ 23 / 1201

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео