Фото Олега Кузьмина В Таймырском Долгано-Ненецком районе отмечают один из самых любимых местных праздников – День Таймыра. Торжества начались в минувший четверг и продлятся до 10 декабря.

Пройдут они во всех поселениях района. В программе – творческие фестивали, выставки, конкурсы, соревнования, мастер-классы, хоккейный турнир, гастроли московских артистов, экспозиция картин Николая Рериха…


Вообще, нынешний год для таймырцев выдался особо богатым на знаменательные даты – 90 лет поселку Хета, 85 лет поселку Хантайское Озеро, 80 лет со дня рождения долганского художника Бориса Молчанова, 55 лет со дня образования Таймырского Дома народного творчества, 45 лет со дня выхода первой книги Огдо Аксеновой «Бараксан», 40 лет открытию круглогодичной навигации в Дудинском морском порту, 30 лет заповеднику «Путоранский». В этот же список можно поставить и 65-летие городского статуса Норильска, который административно не относится к ТДНР, но по всем параметрам – географическим, историческим, духовным – свой, таймырский.


Однако эти даты – лишь малая часть истории этой земли. Большая часть – тайна, которую разгадывать и разгадывать. От прочей истории она отличается тем, что письменных источников у нее нет. Ясно лишь то, что жизнь здесь была с древнейших времен, и потому вдвойне интересно, когда она начинает открывать свои темные страницы.

Судьба мамонта


Кстати, встречаются страницы и не совсем человеческие, но заключающие в себе тоже своего рода биографии. В великолепном Таймырском краеведческом музее – окажетесь в Дудинке, немедленно бегите туда – вам первым делом покажут один из самых важных здешних экспонатов – мамонта. Сам по себе этот исчезнувший зверь не такая уж редкость, Север вообще изобилует его останками, и даже местные народы, разумеется, не заставшие этих лохматых гигантов, называли его «земляным оленем» – будто были знакомы с ним. Но дудинский мамонт – особенный. Во-первых, потому, что он – не новодел, а во всех смыслах подлинник, в собственной коже, что действительно редкость. А во-вторых, у него есть своя история – пусть печальная и, само собой, ничем не подтвержденная, но очень правдоподобная.

Этот мамонт, говоря по-нашему, подросток, лет 13–16 – выставленный напротив бивень взрослой особи размером едва ли не в половину его самого. Именно в таком возрасте, как и у современных слонов, заканчивалось мамонтово детство, и нужно было жить отдельно от семьи. Но этот родился не таким, как все, что и доказывает его скелет, – в нем не хватает одного бивня. Он не сломан – его просто нет. Врожденный дефект.

Выжить без важнейшего инструмента для добывания пищи бедняга не смог, как предполагают, попросту умер от голода – таким его и нашли в вечной мерзлоте спустя 40 тысяч лет, а может, и больше. Пусть в те времена таймырский климат был не похож на нынешний, но Север – не райский сад, и послаблений не давал никому. Даже мамонтам.


Металл и история


Что уж говорить о людях… Наверное, каждый человек с «материка», впервые оказавшийся на этой земле, где бушуют свирепые ветра, задает себе вопрос: как вообще здесь можно жить? Но люди жили здесь с незапамятных времен.


К примеру, популярные статьи по археологии Таймыра сообщают о том, что древнейшее в Арктике изделие из железа, найденное в районе реки Усть-Половинка, датировано XVIII веком до нашей эры. На стоянке Абылаах-1 найдена бронзолитейная мастерская – самая северная из известных в настоящее время, а это 1150 г. до н. э. Металлургическая пясинская культура существовала в IX–IV веках до н. э.


Для специалистов это, может быть, уже неудивительные вещи. Но дилетант удивится, если поместит их в координаты общеизвестной истории. Человек с Усть-Половинки, а это в ста километрах к северу от Норильска, пользовался железом в ту эпоху, когда Хаммурапи издал первый известный людям письменный закон, но железа не знал; в Китае возникло одно из первых государств – Шан, а в Древнем Египте правит уже XII династия… Создателей самой северной литейной мастерской можно считать современниками героев Троянской войны, которые, кстати, бронзы тоже не знали – была у них лишь «бранноносная медь». Люди с берегов Пясины плавили металл в том же временном промежутке, когда Соломон строил первый храм в Иерусалиме, на холмах посередине нынешней Италии близнецы основали городок Рим, греки воевали с персами и Александр Македонский совершил свой поход…


Со стороны, как говорил один режиссер, «есть здесь какая-то натяжка», но надо вспомнить, что Хаммурапи, умевший писать, жил в том краю, где зацветала воткнутая в землю палка, не знал ни полярной ночи, ни размазывающих по земле ледяных ветров. А металлургия и дикость в принципе несовместимы.

Нож Акакия Муромца

Известно, что Харитон Лаптев и Семен Челюскин первыми составили географическое описание полуострова в 1739–1741 годах. Однако спустя ровно два столетия экспедиция на советском гидрографическом судне «Норд» обнаружила на островах Фаддея и в заливе Симса на восточном побережье Таймыра остатки зимовья русских землепроходцев, человеческие останки и предметы быта начала XVII века. Среди них, помимо пищали и медного котла, были найдены монеты царя Михаила Федоровича, а также нож с буквами на старославянском. Позже экспедиция во главе с А. П. Окладниковым сделает сенсационный вывод – русские обогнули полуостров морским путем в 1618 году. Для того времени такой поход казался чем-то невероятным.


В середине 50-х известный полярный исследователь М. И. Белов высказал версию, что поход был совершен намного позже, в 1686–1689 годах. Возглавлял отряд «мангазейский житель» Иван Толстоухов.
«В основу своей гипотезы Белов положил найденный в заливе Симса нож, на рукоятке которого было написано замысловатой вязью «Акакий Муромец», – пишет в книге «Тайны пропавших экспедиций» Сергей Ковалев. – Среди туруханских промышленников такой человек действительно был, но его имя исчезло из списка промышленников, проживавших в Туруханском районе, в 1660–1680 годы. Более того, примерно в этот же период из списков промышленников Енисейского уезда таинственно исчезли имена еще двух Муромцев. Но находились ли они в составе экспедиции Ивана Толстоухова, или они попали в район залива Симса ранее, пока установить не удалось».
Голландец Николас Витзен писал в своей книге, изданной в 1692 году в Амстердаме, что русские предпринимали шесть или семь попыток обогнуть полуостров морем, но экспедиции гибли либо возвращались ни с чем. Так что вопрос, кто был первым, пока остается загадкой Таймыра – одной из бесчисленного множества.



Морозная карта

Самая низкая температура на Таймыре наблюдалась в Гремяке и Имангде −62 °C.

На крайней северной точке полуострова – мысе Челюскин – среднегодовая температура воздуха составляет −14,5 °C. Абсолютный минимум −48,8 °C.

В Дудинке самый сильный мороз −56,1 °C.

В Хатанге −59 °C.

Наибольшее количество осадков выпадает летом. На Таймыре завершают свою жизнь многие атлантические циклоны, благодаря чему этот регион часто называют кладбищем циклонов.





Фото автора и Олега Кузьмина

№ 89 / 1072

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения