У истоков золотого века

У истоков золотого века

В прошлом году мы выпустили большой газетный проект, посвященный 200-летию Енисейской губернии. Но рассказывая о Курагинском районе, затронули только малую часть его истории: вспомнили известных людей, живших здесь, – декабристов, ссыльных революционеров, талантливого сибирского промышленника и купца Николая Пашенных, без упоминания которого не обойдутся и эти заметки. В них мы собрали некоторые факты из истории Минусинского округа (в 1898 году он стал уездом). В него входило несколько современных южных районов края, в том числе Курагинский.

Двигатель прогресса

Развитие промышленности в Минусинском округе началось еще до появления Енисейской губернии. И бурно продолжалось в годы советской власти. Здесь в XIX веке находился центр российской золотодобычи. А еще раньше родилась сибирская черная металлургия на реке Ирба.

До революции на юге губернии жизнь кипела. Местные купцы запросто ездили на выставки в Париж, как мы сегодня в Хакасию на озера. В некоторых семьях крестьянские девочки ходили в кожаных ботинках: по тем временам это было целое состояние.

Словом, народ здесь не бедствовал, белый хлеб с маслом на столе водился. У тех, кто работал, конечно. Золото, железо, зерно, лес, уголь. Тайга, богатая дичью и пушниной. Вот что было источником благополучия.

Наибольшего расцвета золотопромышленность на юге губернии достигла в 40–50-х годах XIX века. Она занимала первое место в индустрии Минусинского округа и по количеству рабочих и вложенных капиталов, и по своему влиянию на развитие других отраслей экономики. Первые золотопромышленные предприятия возникли здесь в 1830-х годах. Их бурный рост в последующие годы дал толчок к расширению земледелия, скотоводства и торговли: открылся широкий рынок сбыта сельскохозяйственной продукции и других товаров, ведь надо было удовлетворять потребности рабочих приисков и их разбогатевших владельцев. Золотой промысел оказал самое непосредственное влияние на развитие промышленности: большинство крупных предприятий Минусинского уезда (сахарный, стеклоделательный, винокуренные и крупчаточные заводы) были устроены на средства, полученные от золотопромышленности.

Старая плотина – все, что осталось от Ирбинского завода. В музее хранятся изделия, изготовленные в его кузнях

Во второй половине XIX века активно развивалась торговля. Широко известны были магазины Макаркиных, Мясниковых, Ходовых, Василовских, Носовых, позднее Пашенных, Базаркиных, Рогозинских. В центре Курагино Николай Пашенных (формально – торгующий крестьянин, а по сути купец) построил свою кирпичную усадьбу, состоящую из жилого и торгового домов. К ним мы еще вернемся. Пашенных, кстати, к концу XIX века уже имел восемь мануфактурных лавок по уезду, хлебную торговлю, заводы и золотые прииски с общим оборотом более 150 тысяч рублей. В 1900 году он построил паровую крупчатую мельницу близ Курагино.

Нет, все-таки золото в качестве двигателя прогресса гораздо эффективней, чем лень.

Даже в 30-е годы прошлого века, когда молодое Советское государство только вставало на ноги и в европейской части страны люди еще не наелись досыта, здесь голода не знали – рудники и прииски работали, заработок у людей был.

Краевед Георгий Карпович Артемьев рассказывает про базар села Курагино, где по воскресеньям колхозники со всего района продавали сельхозпродукцию и приобретали предметы первой необходимости: «В 30-х годах ХХ века на базаре отмечалось изобилие, и цены были очень низкими. Колхозники везли мясо, свежую рыбу: хариуса, ленка, тайменя. Масло сливочное, растительное и пихтовое, картофель, зерно, паровой деготь… Таежники привозили изделия кустарного промысла: деревянную посуду, бочки, кадки, лагуны, туески, корзины, а также мед, кедровые орехи. Орехов привозили помногу, целыми возами, и продавали прямо с подвод: 50 копеек большой ковш. На базаре можно было приобрести валенки-самокатки разных фасонов и расцветок, сапоги, изделия швейного производства…»

Чей это прииск?

Самые богатые и многочисленные месторождения желтого дьявола были обнаружены в Курагинском районе по рекам Ольховка и Чибижек в 1830-х годах. В 1835 году заложен Спасо-Преображенский прииск, один из богатейших в долине Чибижека, который разрабатывается до сих пор. Он славился обилием самородков и крупных золотин. Здесь было найдено два самородка в 1,5 и 2,5 пуда! Всего золота на приисках Чибижека добыто к 1903 году до 350 пудов.

В «Горном журнале» № 1 за 1852 год перечисляются крупные действующие прииски по Чибижеку: Ильинский, Спасо-Преображенский, Владимирский, Дмитрие-Царевский, Крестовоздвиженский и другие, в которых добыча золота началась в 1833 году. Были прииски и на Сисиме: Ивановский, Никольский, Софийский.

Интересный документ хранится в Курагинском краеведческом музее: копия «Ведомостей о добыче золота на частных золотых промыслах Енисейской губернии» за 1861 год. Там есть сведения о тех, кто владел приисками.

Среди этих счастливчиков «Почетный гражданин Петр Подсосов и сыновья». А также Анна и Екатерина Подсосовы. Семейный бизнес. Причем Петр Иванович Подсосов не местный. Это богатый арзамасский купец. У него было четыре сына. Тоже ребята разворотливые. Один, например, держал в Арзамасе весь рынок овчины.

В 1838 году Подсосовы прикупили золотые прииски в Минусинском округе. Через шесть лет, ко времени кончины Петра Ивановича, они стоили уже более миллиона рублей. На работу туда нанимались крестьяне Арзамасского и Ардатовского уездов.

Также среди владельцев сибирских приисков были некий екатеринбургский купец Красильников, тайная советница Безкоровайная и надворная советница Бекреева – у этих был прииск Ирбеевский на ирбинских «дачах». Наверное, московские дамы. Интересно, в те времена народ ворчал – «эти москвичи у нас все скупили»?

Поселение Ольховка, основанное в 1700 году (ныне г. Артемовск), в 1835 году упоминается как рудничный поселок Ольховский. Так начиналась история знаменитого в нашем крае Артемовского рудника, он был образован в 1951 году. А в 1999 году появилась Артемовская золоторудная компания, она работает до сих пор.

На заре золотодобычи труд на приисках был преимущественно ручной, разработка россыпей велась с помощью примитивных орудий: металлическими были кайла, ломы и лопаты, а остальные – лотки, бутара, тачки – деревянными. Золотопромышленники не заботились о механизации, рабочие руки были дешевыми.

Бадья и лоток старателя в музее

Но по мере падения содержания золота в россыпях на приисках стала появляться механизация. Уже к 1838 году для промывки песка стали устраивать специальные чаши. Для обогащения песков использовали промывочные машины, приводимыми в движение водяной силой и лошадьми. Потом стали строить бочки наподобие дражных, сначала деревянные с железным набором внутри, затем металлические. На некоторых приисках лошади подвозили пески по железным рельсам, а вагоны к бочке поднимали «бесконечным» канатом. Но в забое по-прежнему работали вручную. Большая механизация, с электричеством и моторами, пришла в золотодобычу уже в советское время.


В 50 ведрах – 76 граммов!

Побывавший в 1915 году в этих краях геолог Яков Эдельштейн так описывает процесс добычи золота на приисках Дистлера (пос. Чибижек):

«Толчея (приспособление для измельчения руды) устроена весьма примитивно, она приводилась в действие водяной силой. При минимальной затрате рабочих сил (один рабочий взрослый и один мальчик) она успевала перерабатывать более полусотни пудов руды в день, и с этого количества материала получалось, как мне сообщали, от 5 до 30 золотников золота, что нельзя не признать весьма богатым содержанием. Мне лично пришлось присутствовать лишь при одной съемке золота, причем получено было 18 золотников, как меня уверяли, с количества протолченной руды, не превышавшего 60 пудов».

60 пудов – это примерно полсотни ведер. 18 золотников – больше 76 граммов. Хороший выход. Так вот почему русские купцы могли себе позволить пить самое дорогое шампанское в парижах!


Минералы Ирбы

В школе № 6 поселка Большая Ирба есть горно-геологический музей, филиал Курагинского краеведческого. Он не случайно находится именно здесь: в паре километров от поселка стоял когда-то Ирбинский железоделательный завод. Первый за Уралом. Прямо под боком у него располагались щедрые месторождения железной руды. Причем она здесь была магнетитовая. И очень богатая, содержание железа до 70 процентов.

Музей замечательный. Не ожидаешь увидеть такой в поселке. Здесь много разных минералов со всего края. Некоторые из них сопутствуют железу. Пириты, гранаты, кальциты, турмалины. Всевозможные кварцы: горный хрусталь – самый дорогой, черный – морион, желтый – цитрин, фиолетовый и розовый – аметисты… Самородная сера и медь тоже частые спутники железа. А вот предметы, которые из него делали на заводе: разные инструменты для шахт и приисков, подковы, плуги, топоры и прочий крестьянский инвентарь… Есть и кандалы. Каторжники, которые работали на заводе и руднике, сами для себя их и ковали. Ну какой приличный сибирский рудник в царской России без каторжников? Сюда их везли сотнями.

Железорудные месторождения на реке Ирба начали разрабатывать еще жители Тубинского княжества. В 1732 году абаканский кузнец Косеевич начал плавить руду в деревне Ирба. В 1737 году указом сената было принято решение о строительстве казенного Ирбинского железорудного завода. Тогда же для руководства строительством из Колывани прибыл поручик Исай Лукашов. Плотины строил уральский мастер Роман Латников, до этого возводивший плотины Сысертского и Сылвинского заводов. С Лукашовым на стройку было приведено около 300 ссыльных и 216 рабочих с заводов и рудников Урала.

Строительство Ирбинского завода началось в мае 1738 года, большая часть работ была выполнена уже к ноябрю. Позднее достроили доменную фабрику, кузницу, молотовую и фýрмовую фабрики. В феврале 1740 года запустили домну, а в марте на заводе начали ковать полосовое и брусчатое железо. Вокруг Ирбинского завода была построена палисадная крепость, два бастиона, башня над воротами. Внутри крепости разметили четыре улицы на 52 двора.

В 1740 году Ирбинский завод произвел более 28 тысяч пудов чугуна и железа, в 1741 году – более 32 тысяч пудов.

Впоследствии завод переходил из одних частных рук в другие. Закрывался и снова открывался. Даже горел. В первой четверти XIX века он был единственным в Сибири частным заводом в черной металлургии. После смерти очередного собственника, купца Патюкова, в 1829 году завод закрылся. Практически все железоделательное производство в Сибири оказалось сконцентрировано на казенных предприятиях. В 1886 году завод конфисковали в пользу государства.

Сегодня он уже история, нет его больше. Только шрамы на земле остались.

А Ирбинское железорудное месторождение разрабатывалось вплоть до наших дней. Добывать руду здесь перестали всего пару лет назад. Сейчас там производят щебень.

Сохранились заводской пруд и плотина на Ирбе. Сотрудницы музея показывали мне на местности: «Примерно здесь находились плавильные печи, где-то здесь – заводские кузни. А эта гора напротив – не просто гора, а отвалы рудной породы, за многие годы поросшие лесом».

Потом мы осматривали затопленные карьеры, карабкаясь на горы пустой породы. Поднимаю несколько камней, рассматриваю внимательно. В одном нахожу зернышки темно-бордового граната. В другом – пирит, в третьем – кварц… Говорят, если взять лопату да хорошо поискать денек, здесь можно найти много интересного.


ОТ АВТОРА

Уходящая натура, постой!

Две публикации вышли у нас об истории Курагинского района, и это, как вы понимаете, капля в море. Потому что история этой земли богатейшая. Советской мы даже не коснулись, а там было столько интересного. О золоте, рудниках, приисках, шахтах Курагинского района можно писать книги и снимать фильмы. И о судьбах людей, которые здесь работали. Есть что показывать туристам и о чем рассказывать. Сам центр Курагино с его старой застройкой – тоже история. Здесь сохранились дома купца Пашенных. В одном из них находится краеведческий музей. Он делит его с каким-то учреждением. В другом тоже какая-то государственная контора. И эти дома если не в плачевном состоянии, то уж точно не в идеальном: реставрация по ним плачет.

Мечтаю: создать бы здесь исторический квартал. Как часть туристического кластера на юге края. Грех его не создать среди этой красивейшей природы, на фоне такого интересного прошлого. За границей, я слышал, специально легенды придумывают, чтобы туристов привлечь. А у нас и придумывать ничего не надо. Дай туристу лоток, пусть золото моет. Потом хариусом угости. Потом – в музей и в баню.

Отремонтировать исторические здания, отдать весь купеческий дом музею. И вообще расширить его, пополнить экспозицию. Музейные сотрудники знают, чем и как. Мы же говорим о туристической привлекательности края? Так вот она.

Почему нет? Минусинск сумели превратить в музейный город. Даже дом Вильнера, который, казалось, был безнадежен, реанимировали. Енисейск стал изысканно красив. Исторический квартал в Красноярске сделали. Шушенские достопримечательности окружены заботой. Кино вон уже снимаем в крае историческое – сериал «Красный Яр». Фильм, кстати, на этой неделе прошел на федеральном телеканале. А Курагино чем не алмаз, который можно сделать бриллиантом?

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Пища для сердца… Ее все меньше остается в нашей грохочущей и куда-то несущейся жизни. А в Курагино сердце с голоду не умрет.

Редакция благодарит Курагинский краеведческий музей за теплый прием и предоставленные материалы.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
14 апреля 2024
Новый пункт сбора гуманитарной помощи для участников СВО открыт при Кедровом кадетском корпусе
Открытие прошло в торжественной обстановке с соблюдением воинского ритуала – парадная форма, общее построение на плацу, вынос знамени корпуса… Слева
Без рубрики
13 апреля 2024
На права сдаем по-новому
С 1 апреля 2024 года начали действовать изменения в закон «О безопасности дорожного движения», регламентирующие порядок проведения экзаменов и выдачи водительских удостоверений. Они были предложены после
Без рубрики
13 апреля 2024
Мошенники под маской сотового оператора
По итогам 2023 года банк ВТБ впервые за четыре года зафиксировал снижение числа мошеннических звонков и иных уловок, направленных на