«У Тувы и Красноярского края одно сердце, одна артерия» Два края – сто лет бок о бок

«У Тувы и Красноярского края одно сердце, одна артерия» Два края – сто лет бок о бок

В этом году наша соседка – Республика Тыва отмечает сразу три больших юбилея: 100-летие со дня принятия Урянхайским краем (Тувой) покровительства России, век со дня основания столицы – Кызыла и 70-летие добровольного вхождения Тувинской Народной Республики в состав Российской Федерации.

Век с точки зрения истории – период небольшой, всего лишь минута в нескончаемом потоке времени, но с точки зрения человеческой жизни – весьма существенный. За прошедшее столетие Тува стала неотъемлемой частью России, а для Красноярского края – доброй соседкой и соратницей в выстраивании современной экономики. И под угрозой закрытия западных рынков такое сотрудничество двух регионов особенно важно.

Как оценивает тувинский народ решение своих предков о присоединении к нашему государству, приобрела или потеряла национальная Тува, обретя «большого брата». Об этом мы разговариваем с главой Республики Тывы Шолбаном КАРА-ООЛОМ.

Шолбан Кара-Оол– Шолбан Валерьевич, как сегодня тувинцы оценивают решение предков присоединиться к России? Удалось ли этносу сохранить свою национальную индивидуальность?

– Мы гордимся предками, которые посчитали возможным и нужным идти вместе с семьей российских народов. Они не ошиблись. Достаточно сказать, что по разным историческим материалам тувинский этнос насчитывал сто лет назад 60–70 тысяч человек, а сегодня в нашей республике проживает 319 тысяч человек. По рождаемости мы впереди других регионов России. Это ли не показатель того, что люди верят в будущее, надеются на то, что у их детей будет лучшая судьба. Рожают и стараются растить детей образованными, имеющими будущность. На самом деле наша республика молодая не только по своему возрасту, но и по составу. Молодежь в возрасте от 14 до 30 лет составляет около 85 тысяч человек – это 25 % населения. А от 0 до 30 лет – больше половины населения. И вся история Тувы – пример того, как нужно выстраивать отношения между народами, носителями разных культур и религий. Вхождение Тувы в российский многонациональный мир началось 4 апреля 1914 года. Тогда тувинцы обрели государственность. Сначала это был протекторат, затем национальное государство, автономия в составе РСФСР, и наконец – субъект Российской Федерации. Когда в 1921 году появилась Тувинская Республика, народное хозяйство, промышленность, социальная сфера создавались с нуля. В РСФСР Тува вступила в военном 1944 году, и с первого дня войны жители Тувинской Республики восприняли фашистскую агрессию как покушение на собственную землю. Именно ТНР стала первым иностранным союзником СССР в той войне. Декларация тувинского хурала разделить вместе с советским народом все тяготы и лишения войны была принята 21 июня 1941 года. Этот документ опередил даже заявление Уинстона Черчилля, которое считается первым союзническим. Тогда в пользу фронту был передан весь золотой запас Тувы, 750 тысяч голов скота. На деньги, собранные молодой республикой, были созданы эскадрильи истребителей, танковые бригады. Люди делились самым последним, собрали более 70 млн рублей. Откровенно говоря, поголовье скота, которое было отправлено во имя победы, нам удалось восстановить только 5–6 лет назад. Кстати, на восстановление животноводства освобожденной Украины тувинские скотоводы передали 30 тысяч голов крупного рогатого скота, поэтому так больно видеть, какие события сейчас развиваются на этой земле.

А сейчас тувинцы уже и не мыслят себя без России, без Сибири. Расскажу интересный случай. Пару лет назад у нас проводилась перепись населения, и было заявлено, что графа «национальность» не имеет значения. В Туве очень многие в этой строке написали «национальность – сибиряк». Курьезность в том, что в Москве из-за этого посчитали: тувинцев стало меньше, и уменьшили субсидию республике.

– В Туве огромные запасы угля. Планируете ли угледобычу сделать главной отраслью экономики республики?

– Действительно, только по советским геологическим изысканиям в Туве 20 млрд тонн запасов угля. Это предварительные цифры, а значит, может быть гораздо больше. Я не говорю уже про другие ископаемые. Например, Ак-Сугское медно-порфировое месторождение – мирового масштаба: содержит меди намного больше, чем в Норильске. В этом отношении Тува очень привлекательна. Но мы к своим богатствам относимся с особой бережливостью. Хотели бы воспользоваться запасами, но не хотим, чтобы наша экология была разрушена. Мы хотим, чтобы вошли в практику новые технологии и это варварское освоение полезных ископаемых осталось во вчерашнем дне. Мы намерены вести надзор, регулировать инвестиционную деятельность тех компаний, которые выигрывают федеральные конкурсы по освоению месторождений. Конечно, в той мере, которая дозволена региональной власти. Наша шкатулка до конца еще не раскрыта, мы можем подождать тех, кто будет осваивать наши территории экологично и не в ущерб людям, проживающим в республике. Должна быть нормальная заработная плата, современные технологии, новые веяния в социальном обустройстве людей, которые там живут и работают, – садики, школы, санатории.

– Где люди работают сейчас? Тува – это сельский регион или промышленный?

Тува– Тува – особый регион, практически изолированный от других территорий России. Нас соединяет только одна дорога Абакан – Кызыл. Чтобы добраться до Тувы, нужно проехать 400 км через Саяны. Конечно, красиво, горы, особое ощущение. Но другого пути нет. Аэропорт остановился на уровне 1974 года, взлетно-посадочная полоса требует реконструкции. Из-за труднодоступности и ситуация с занятостью у нас хуже, чем в других территориях страны. В условиях рынка транспортная изоляция обрушила практически всю промышленность, работавшую в советские годы. Половина экономически активного населения Тувы сейчас работает в бюджетной сфере – здравоохранении, образовании, культуре. Есть предприниматели. За последние восемь лет нам удалось вдвое увеличить численность субъектов малого и среднего бизнеса. Кстати, чтобы привлечь в бизнес сельчан, среди которых самая большая безработица, мы запустили проект «Одно село – один продукт». И сегодня в 127 селах работают более 170 производств. А это более 600 новых рабочих мест. Большие надежды связываем с инвестпроектами. Мы поставили условие перед инвесторами, чтобы они принимали на работу жителей той территории, которую осваивают. Например, одна из китайских компаний, которая строит у нас горно-обогатительный комбинат, уже приняла 200 тувинцев, в будущем здесь появятся новые рабочие места. И в тувинской горнорудной компании практически все рабочие – жители Тувы.

– Железнодорожная ветка Кызыл – Курагино, которая задумывалась еще в советские времена, стала бы спасением для Тувы. Как продвигается этот проект?

– Есть такой раскрученный бренд – американская мечта, а сейчас заговорили и о китайской мечте. Но и у нас существует своя мечта. Я считаю, российским брендом могло бы стать строительство железной дороги Кызыл – Курагино. Относительно ее строительства было принято постановление ЦК партии еще в 1970 году. И вот сейчас, в современной России, 16 июня принято постановление о поддержке этого проекта через Фонд национального благополучия. Это особая честь для нас. Ведь дорога – это стержень развития Тувы. Мы приложим все усилия, чтобы она построилась. Сейчас инвестор, который взял строительство на себя, обещал сдать ее в 2018 году – за три года. Это довольно короткий срок, да и дорога непростая – она проходит по Саянам по очень высоким местам, требуется строительство тоннелей, мостов только более 200. Мы поставили перед собой амбициозную задачу, но, надеюсь, справимся с ней. Ведь железная дорога – это наша тувинская мечта.

По строительству ветки Кызыл – Курагино правительство рассматривало разные варианты государственной поддержки инвестора (он выиграл на конкурсе освоение Элегетского месторождения коксующихся углей и готов построить к нему железную дорогу). Деньги выделялись через инвестфонд, но компания отказалась от них в пользу расширения Транссиба. Дело в том, что по новой ветке Кызыл – Курагино должны были перевозить 30 млн тонн угля. А мощность Транссиба не позволяла включить эти грузы в общий поток. Так что проект «Кызыл – Курагино» внес свою лепту в усиление нашей общей железнодорожной артерии.

Кстати, мы очень хотим реконструировать нашу взлетно-посадочную полосу. В этом году завершаем проектирование, готовим проектно-сметную документацию и надеемся на то, что договор, который мы подписали с Министерством обороны России, будет способствовать федеральному финансированию ремонта. И кто знает, может быть, у нас будут прямые рейсы на Красноярск и Новосибирск не только на негерметичном Л-140, может, появятся и другие маршруты, другие летательные аппараты. Доступность обеспечит большую привлекательность Республики Тывы – и инвестиционную, и туристическую.

– То есть Тува сегодня – край больших планов и надежд?

– Край у нас даже по сибирским меркам суровый, и без оптимизма, без позитивного настроя не прожить. Но чего греха таить, проблем у нас достаточно. Например, в XXI веке Тува является регионом, в котором сохраняется энергодефицит. Нам элементарно не хватает электричества. А это значит, нет возможности развиваться. Ну какое производство построишь в такой ситуации?

Это очень больная тема для нас, есть и эмоциональная сторона вопроса. Рядом с нами находится Саяно-Шушенская ГЭС – генерация мирового масштаба, которая производит огромное количество киловатт электроэнергии. Абсурдно, что прямо под носом у этого энергогиганта есть регион, испытывающий дефицит электричества. И это при том, что зеркало СШГЭС в большей части на территории нашей республики. Под водохранилище ушло много пастбищ, населенных пунктов, в которых жили и трудились люди. Например, захоронение моего прадеда под водой. Для моего отца это очень больно. Наверное, в таком обществе мы жили, что не давали гарантий снабжения энергией региона, в котором находится энергогигант. И тувинцам не понять такого положения дел: под воду ушло много их земель, а электричества не прибавилось. Сейчас уговаривать людей построить еще одну гидроэлектростанцию (у нас есть проектные работы по строительству Уюкского водохранилища на Большом Енисее) сложно. Хотя мы понимаем, что гидрогенерация – наиболее дешевый способ производства электричества. А с точки зрения влияния на экологию еще нужно подумать. Так как мы сидим на угле, неразумно было бы не думать о теплогенерации. Но Кызыл – один из самых грязных городов зимой, потому что ТЭЦ в своей технологичности остановилась на уровне 1974 года. Собственники этого предприятия практически не вкладывают деньги в его модернизацию. Отсутствие фильтров создает смог над городом. При этом мы испытываем большой дефицит тепла. В Кызыле вы не увидите многоэтажных домов, хотя спрос на них есть, люди готовы покупать квартиры. Большое ограничение для инвесторов, которые хотели бы здесь строить, из-за сложности получения теплоусловий. Нам нужна современная теплоэлектростанция. Вопросы решаются с переменным успехом. Есть резолюция Путина по привлечению средств через механизм частно-государственного партнерства. То есть инвестор вкладывает деньги в строительство теплоэлектростанции, а государство в течение 10 лет выкупает у него энергию. Тем самым мы гарантируем бизнесу возврат вложенных средств. Но Минэнерго пока не идет нам навстречу в части реализации этой резолюции главы государства. Впрочем, мы не останавливаемся на этом. Закольцевали линию Чадан-Кызыл и за счет этого получили дополнительную мощность 80 киловатт. В этом нам помогла федеральная сетевая компания. Теперь мы можем смело говорить, что зимой свет выключаться не будет. У нас появился хоть небольшой запас прочности. Но он не решил основную проблему.

– Красноярский край и Тува – ближайшие соседи. Как складываются отношения наших территорий? Находите ли понимание в решении социальных и экономических проблем? Чувствуете плечо друга?

– Красноярский край для сибиряков – значимый. Тем более для таких добрых соседей, как Тува и Хакасия: нас объединяет Енисей. У нас одно сердце, одна артерия, потому мы просто обречены на сотрудничество. Мы очень тесно контактируем с властью Красноярского края. А основа личностных отношений – уже успех в служебных делах. И я хотел бы это превратить в капитал развития наших территорий. Тува и Красноярский край первыми подписали соглашение о сотрудничестве и обменялись делегациями. Проводили в Красноярске Дни Республики Тывы. Эти намерения я проговаривал и с Алтайским краем, и с Новосибирской областью. Я считаю, что в общении регионов наша сила, залог развития Сибири. Я дружу с руководителями Красноярского края, а со спикером Законодательного собрания Александром Уссом у нас давние хорошие отношения. Мы с ним дружим еще с конца 1990-х годов, когда вместе были членами Совета Федерации. Хотите курьезный случай расскажу? Мы тогда в Совфеде были членами одного комитета по международным делам и утверждали послов России в разных странах. Нас послы очень добродушно принимали и особо ждали наш комитет в заграничных командировках. И как-то мы – Александр Викторович Усс, я, губернатор Тамбовской области и другие – оказались в Малайзии – подписывали соглашение с местным парламентом. После посещения парламента зашли в магазин (шопинг – это особая российская традиция). Идем в белых костюмах с галстуками, а люди там в основном в шортах ходят. Вокруг большие сверкающие магазины, бутики. Заходим в один магазинчик, оказалось, золото продают. Продавцы увидели наш респектабельный вид, возможно, подумали, что миллиардеры. А я по своей молодости и неопытности показываю на одно изделие на витрине и на ломаном английском прошу: «Лук, плиз». И вдруг продавец уходит, вместо него выходит директор магазина и в перчатках начинает раскладывать передо мной золото. И такую быстротечность это приобрело, что уже и двери закрыли, чай принесли, конфеты. Оказалось, изделие то было самое дорогое и стоило, наверное, как весь бюджет Тувы. Я понял: не то сделал, испугался, не стал спрашивать, сколько стоит. А мы уже и чай выпили, и конфеты съели, надо красиво уйти. И тогда я прошу показать золотой брелок с буквой «К» – соответственно фамилии. Стоит он 1 доллар. И на фоне прошлой просьбы это оказалось такой мелочью, что я в глазах директора магазина увидел глубокое разочарование. Вышли мы из магазина, и вся наша делегация мне: «Ну, Шолбан, так же нельзя. Ты людей в такой аут отправил!» Погуляли по городу, поднялись в гостиничные номера. И Александр Усс, как он потом рассказывал, вместе с тамбовским губернатором решили в бассейне искупаться. Как понимающие современный быт гостиницы люди, пошли в халатах. Положили в карманы карточки-ключи от комнат и оставили их. Александр Викторович рассказывает: повесили, искупались, вышли, видят – халатов нет. Новые висят. Усс немецкий хорошо знает, а английского ни у него, ни у тамбовского губернатора нет. Александр Викторович кое-как спрашивает: «Где мой халат?» Ему говорят: «Вот новый, возьмите!» – «Нет, мне мой нужен!» Там же ключ. Те, видимо, подумали – другой размер необходим, принесли еще один. Усс мотает головой: «Нет, не устраивает». Те еще несут. В конце концов довел обслугу до того, что те в коллапсе сели, принесли халаты разных цветов. А тот все твердит: «Мой халат дайте». Все это Александр Викторович с таким интересом рассказывает, он человек с юмором. Так что Красноярский край для меня – это прежде всего личная дружба с замечательными людьми. Да и в гражданском общении нас с Красноярском связывает пуповина. От красноярцев ожидаем толерантности по отношению к тувинцам и у себя в Туве стараемся сделать все, чтобы нашим соседям, красноярцам, которые приедут в гости, было у нас уютно и безопасно.

– В последнее время все чаще говорят, что Россия поворачивается к Азии, а восточные регионы уходят под влияние Китая. Как вы видите будущее Тувы – с Россией или без нее?

Тува– Для меня это принципиальный вопрос. В нашей истории было такое: в 1934 году многих наших предков расстреляли как японских шпионов. Я думал, что сегодня назвать нас шпионами никому в голову не придет. Но относительно недавно мой друг из администрации президента показывает мне аналитическую записку, в которой написано: желание главы Республики Тывы провести дорогу в сторону Китая (а я действительно выступаю за то, чтобы назвать федеральной трассой более длинную дорогу, которая идет вдоль всей Тувы, проходит через 10 муниципальных образований, следовательно, и экономическую подпитку будет им давать), говорит о том, что он – китайский шпион. И мне стало жутко от такой аналитики! Не верьте тем, кто будет рисовать различные «измы» – национализм, сепаратизм. Нас, тувинцев, не так много – 300 тысяч человек, мы все как на ладони. Нет никаких оснований полагать, что вокруг шпионы. Мы себя считаем именно частью России. И нам в кошмарном сне не может присниться что-то другое. Попытка представить нас как структуру, которая только и думает отделиться, – это от лукавого.

А если говорить о российской политике, как свидетель федеральных совещаний, считаю, что позиция власти соответствует нашему гербу – орлу, который смотрит в обе стороны. Я не думаю, что акцент может быть на одну сторону – Азию или Европу. Мы должны выдерживать золотую середину, в этом наш успех, сила России. Стоит только оставить без внимания Азию, упустим большие возможности. Не секрет, что Китай сегодня один из самых больших экспортеров угля, он покупает 700 млн тонн в год. Российский уголь в этом экспорте составляет всего около 5 %. А это лишний раз подтверждает наши возможности в части заключения контрактов. Если говорить про технологии, то не только Китай, но и другие молодые тигры – государства показывают, что в наш современный век не только природные ресурсы приносят успех, но и интеллект. И чем быстрее мы на это обратим внимание, тем устойчивее будет наше государство. Азиатский вектор развития партнерских отношений для нас, приграничных регионов, особая возможность. Нас объединяет с Монголией 1 300 км границы, и мы хотели бы воспользоваться нашим географическим положением. Ведь западная часть Монголии в нетронутом состоянии, российскому бизнесу есть где приложить усилия.

ДОСЬЕ

Шолбан КАРА-ООЛ родился в 1966 году в селе Чодура Улуг-Хемского района Тувинской АССР.

С июня по август 1983 года был спортивным инструктором Суг-Бажынской средней школы Каа-Хемского района.

Отслужил в Советской армии, окончил философский факультет УрГУ, затем аспирантуру.

Работал стажером-преподавателем Дальневосточного государственного университета, инженером лаборатории экономических исследований Тувинского комплексного отдела Сибирского отделения АН СССР.

В 1998 году был избран депутатом, затем – председателем Верховного хурала Республики Тывы. Входил в состав Совета Федерации, являлся заместителем председателя Комитета по международным делам.

В 2002 году баллотировался на выборах главы республики, но не выиграл. Занимал пост заместителя председателя правительства Республики Тывы, министра торговли.

Глава Республики Тывы – председатель правительства с 2007 года.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
16 мая 2022
«Енисей» против ЦСКА и «Торпедо»
В минувшие выходные обе команды ФК «Енисей» – мужская и женская – дома принимали московские клубы, причем одних из лидеров
Если в дверь постучал «водитель прокурора»
Около 534 миллионов рублей отдали мошенникам жители края только за четыре месяца этого года. По данным telegram-канала прокуратуры края, 2,6
Отвечая вызовам времени
О том, как и где сегодня в крае готовят квалифицированных специалистов, корреспондент НКК побеседовал с Еленой ШЕВЧУК, заместителем директора краевого Центра развития