Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 76 / 1254

В крае может появиться съедобный лес

Но только когда прекратится волокита с выделением земли

Алексей Демьянович ВОРОТЫНЦЕВ из села Талое Ирбейского района – человек увлеченный своим делом. Еще в 1990-х годах начал он высаживать саженцы плодовых деревьев на своем подворье. Так образовался сад. А выйдя на пенсию, и вовсе задумал создать уникальное для Сибири, да и для всей России явление – пермакультурный лесосад. Девять лет просит местную администрацию выделить для этого бизнес-проекта землю, но район твердо стоит на своих позициях: не положено в лесу плодовые деревья выращивать.

Каждое деревце с историей

– Вот это лофант тибетский, а это алыча, фундук молодой и голубика высокорослая, – Алексей Демьянович гордо демонстрирует мне свои успехи в садоводстве. Это дело всей его жизни, главное увлечение, которое появилось еще в 1990-х годах, когда переехал житель Новосибирской области в Красноярский край на родину своей жены – в Ирбейский район.
Воротынцев – лесник по специальности, возглавлял Тальское лесничество. В его ведении было 89 тысяч га.
– Когда приехал в Ирбейский район в 1995 году, здесь в лесу рубки вели кто как вздумает. Начал наводить порядок. Познакомил коллектив с таксационным описанием, научил определять выдела и кварталы. Тогда всем совхозам и колхозам, а также населению отводы делали.

Тогда же и карту лесничества стал создавать. Компьютеров не было, нужно всю территорию пешком обойти. Зато знал лесничий каждый таежный уголок. Где кедр и сосну подсадить надо, чтобы восполнить вырубки.

Садоводством Алексей Демьянович увлекся сразу, как приехал в Талое. Саженцев плодовых деревьев тогда днем с огнем не найти было. Так что каждое деревце историю имеет.
– Иду как-то из лесничества, сидит мужик – жалуется: «Смородина так плодоносила, а сейчас даже ягодки нет», – вспоминает Воротынцев. – Я говорю: «Слово знаю. Давай пошепчу, а те ветки, что возьму, отдашь мне». Договорились. Я обрезал ему куст как положено – свету и воздуху дал доступ. 18 веток себе взял. Так первые саженцы у меня появились.

А за яблоню «добрыня» ему три дня пришлось у местного предпринимателя работать на тракторе и косилке. Дерево у того не плодоносило, он и отдал леснику. Сейчас у Воротынцева яблочек – завались. И сок, и варенье делает, и вино ставит.

Съедобный лес

Газеты, журналы выписывал по садоводству, с такими же, как он, увлеченными людьми переписывался. В итоге есть у него саженцы и из Татарстана, и с юга России. Даже виноградная лоза растет. Уже первые плоды дала. Садовод говорит: растение это для ленивых, особого ухода не требует.


Сейчас на его подворье более 20 видов плодовых кустарников и деревьев, а сколько сортов – не сосчитать. Одной жимолости только 70 сортов из семян вывел.
– Я бы все культуры попробовал, да земли не дают, – сетует Алексей Демьянович. – Сейчас у меня под садом чуть больше гектара, а нужно 100 га. Хочу вырастить пермакультурный лесосад: в лесу высаживаются плодовые деревья и кустарники. Зимой в лесу теплее в среднем на 10 градусов, деревья не замерзнут. Летом лес от солнца защитит, корни влагу наверх поднимут – меньше полива требуется. А сосна и береза от болезней защищают.
Пока такой опыт есть только в Великобритании. Там пермакультурные лесосады называют съедобным лесом.
– А чем Красноярский край хуже Англии? – считает садовод из Талого. – Мы могли бы стать первыми в России высадившими съедобный лес.

Не положено


«Могли бы» – главное словосочетание в этой истории. Алексей Демьянович уже девятый год просит выделить землю под его ноу-хау – сначала у Тальского сельсовета, затем у администрации Ирбейского района. И неизменно получает отказ.
– Я участок выбрал вон там, на горе, – показывает мне садовод. – Сначала сильно сомневались чиновники, что в лесу сад вырастить можно, потом определили эту территорию под вырубку для установки вышки сотовой связи (а ее установили в пределах села без уничтожения леса. – НКК). Затем отказы пошли из-за того, что это именно залесенная территория.

Бывший лесничий прекрасно знает: с 1960-х годов участок, который он выбрал, считается лесом. Но при передаче земли из муниципалитета в гослесфонд (сейчас это Ирбейское сельское лесничество) этот выдел упустили. То есть территория относится к землям сельхозназначения. Как раз подходит для садоводства.
– Это земли бывшего совхоза «Тальский». И использоваться они должны в нужном направлении. От этого только польза будет – и рекреационные способности леса повысятся, и в крае появится новый опыт, – считает Воротынцев. – В районной администрации мне отвечают, что эту землю передали в лесничество, а лесничество пишет: не приняли ее. Только часть выделов перевели в лесфонд, а мой остался.
Алексей Демьянович со своей проблемой куда только не обращался. Дошел до депутата Госдумы и краевого министерства сельского хозяйства. Отовсюду ответ один: «В соответствии с выпиской из Единого государственного реестра об объектах недвижимости интересующий вас земельный участок относится к категории земель лесного фонда, находящегося в собственности Российской Федерации с видом разрешенного использования для заготовки дров и в соответствии с договором аренды находится в долгосрочной аренде у общества с ограниченной ответственностью «Агролес» до 2055 года».


Другого бы удовлетворил этот ответ, но только не Воротынцева. В феврале 2018 года он обратился в ООО «Агролес», и кадастровый инженер организации пояснил садоводу: данный участок не входит в земли лесного фонда, а выдел, который хотел бы взять под пермакультурное садоводство житель Талого, по документам полностью накладывается на земельный участок, выделенный «Агролесу». При определении местоположения спорной территории допущена кадастровая ошибка. Сейчас ФГБУ «Рослесинфорг» работает над ее исправлением.

Кстати, эти доводы счел весомыми Ирбейский районный суд, куда Воротынцев обратился с исковым заявлением, и вынес вердикт:
Признать незаконным отказ администрации Ирбейского района на заявление Воротынцева.
По решению суда районная администрация должна вновь рассмотреть заявление садовода о выделении участка, но этого не сделала – подала возражение в суд.

Процесс по делу о земле для пермакультурного садоводства откладывается с февраля 2020 года. Очередное заседание назначено на ноябрь. А на территории, где должен был расположиться съедобный лес, неизвестные уже начали вырубать деревья.

Осенью Алексей Демьянович отправился за грибами и обнаружил несколько сваленных полномерных сосен. Сообщил об этом в местное лесничество, но те только отмахнулись – территория не в их ведомстве.


Алексею Воротынцеву 72 года, но его энергии позавидует любой молодой человек. Чтобы отстаивать свои права на участок, садовод решил повысить квалификацию. Во время карантина из-за коронавируса удаленно поступил в Уральский институт повышения квалификации и переподготовки, а летом уже получил диплом специалиста в сфере кадастрового учета.

СПРАВКА

Основные идеи пермакультуры – это бережное использование природного ландшафта, объединение всех имеющихся растений, водоемов, построек и особенностей рельефа в единую систему и ее функционирование с минимальным вмешательством человека.

Фото автора

№ 76 / 1254

Комментарии:

Светлана

11 Окт '2020 19:28
Одним словом, чиновники. Уродцы какие-то. И сами ничего не делают, и человеку не дают.
Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео