Коллаж НКК Большинство из нас считают банк вполне надежным учреждением. И когда его сотрудник предлагает новый финансовый продукт, представляя как выгодное предложение, многие соглашаются, заключают соответствующий договор. И только спустя какое-то время понимают, что не только не заработали на этом, но еще и потеряли деньги. Тысячи клиентов банков по всей стране становятся жертвами мисселинга.

Обман? Нет, все законно

Термин этот обозначает ситуацию, когда при продаже финансового продукта часть информации искажается, подается некорректно. Если говорить простыми словами – человек сам не понимает, за что он отдает деньги.

К примеру, с пенсионером заключают договор об индивидуальном инвестиционном счете, доказывая: процент прибыли здесь выше, чем на обычном депозите, а еще можно получить налоговый вычет от государства. И все это так. Но сотрудник банка умалчивает, что инвестиции в ценные бумаги – дело рискованное. И при неблагоприятной ситуации на рынке – а просчитать все нюансы сложно даже опытным биржевым аналитикам – можно потерять весомую часть средств. Не говоря уже о том, что вычет получают с заработной платы, а вот с пенсии он не положен. Со временем оказывается, что «доход» составил минус х %, а еще нужно заплатить за обслуживание счета.

Обман? Нет, все законно, утверждают в банке, «ведь при другой ситуации можно было заработать деньги. Расторгаете договор? Что ж, ваше право, а вот многие наши клиенты предпочитают инвестировать сбережения именно таким образом»...

Стоит ли говорить, что потерянных денег никто не вернет?

Или еще другая, также распространенная ситуация. В банке предлагают заключить договор об инвестиционном страховании жизни, рассказав об этом как о «вкладе с повышенным процентом». И сам по себе продукт неплохой. Но, в отличие от вклада, он не является инструментом для получения гарантированной доходности. Более того, если положить средства на депозит можно единожды, то в случае с инвестстрахованием договор обязывает делать регулярные отчисления, к чему многие клиенты могут быть не готовы.

Был только посредником

Порой то, что выглядит как мисселинг, оказывается по итогу мошенничеством.

Так, совсем недавно в офисах одного из крупных банков по всей стране предлагали заключить договор о вкладе на иных, более выгодных условиях. Кто может отказаться от такого предложения? Тем более что рисков никаких. Все оформляется здесь же, в этом офисе, и не каким-то посторонним человеком.
– У меня был депозит в этом банке, – рассказывала одна из пострадавших. – Я им доверяла. Когда решила пролонгировать договор, сотрудница предложила мне другой вклад. Я поверила ей. И вот прихожу через три месяца. Ни денег, ни процентов. У меня просто копия якобы ценной бумаги. И больше ничего! И спросить не с кого!
Впоследствии оказалось, что клиенты приобрели вексель. А это совершенно иной финансовый инструмент. Выпускала его отдельная финансовая компания, а банк выступал лишь в роли посредника при оформлении. Соответственно, когда клиенты начали обращаться за деньгами, банк перенаправлял их в то учреждение, которое и занималось эмиссией. Там возвращать средства не спешили. Более того, по некоторым сведениям, компания вообще начала работать как финансовая пирамида, возвращая средства по ценным бумагам одних клиентов за счет продажи новых векселей. И совсем недавно, судя по сообщениям в СМИ, компания все же решила выкупать векселя номиналом не выше 500 тысяч рублей.

Ситуации неприятные, но никто от них не застрахован. У многих людей нет даже элементарных представлений о плюсах и минусах разных финансовых продуктов, и они искренне доверяют сотрудникам банков, при этом условия договора не читают.

Можно ли защитить себя от мисселинга? Неужели банки никаких законов при этом не нарушают?

Эти вопросы мы задали управляющему Отделением Красноярск Банка России Сергею Журавлеву.
– По сути, если банк выступает как агент, продавая вам, например, страховой продукт, нарушений закона нет. Финансовая операция имеет легальный характер, но может противоречить интересам клиента. Потребителя вводят в заблуждение, намеренно утаивая информацию или подменяя один финансовый продукт другим.
Из обращений потребителей в Банк России видно, что нередко клиентам банков вместо договоров вклада предлагают облигации, иные ценные бумаги или комбинированный договор (часть – на вклад, часть – на инвестиционное страхование), без объяснения особенностей и рисков такого продукта. Действительно, наиболее резонансно это явление проявилось на рынке инвестиционных страховых продуктов. В 2017 году произошел его стремительный рост: инвестиционное страхование жизни стало самым крупным и быстро развивающимся видом на российском рынке страхования.

В основе этой проблемы, как и многих других проблем потребителей финансовых услуг, лежит невнимательность к деталям при заключении договора, нежелание изучать предлагаемые к подписанию документы, готовность верить на слово сотрудникам банков. Жертвами мисселинга чаще становятся те клиенты, которые хотят разместить денежные средства во вклад. Недобросовестные продавцы под видом «вкладов с повышенной доходностью» предлагают им иные продукты, не раскрывая всех рисков и особенностей их использования. Чаще всего граждане обнаруживают подмену, когда хотят досрочно вернуть размещенные сбережения.

В чем обман?

Давайте разберемся. Каковы ожидания клиента? Он пришел в банк, рассчитывает вложить деньги. При этом уверен, что он имеет дело с банком, он ничем не рискует, его вклад застрахован государством. В реальности же получается так: продукт он приобретает у некредитной финансовой организации, это не вклад с гарантированным возвратом денег, и риски существенно выше. Мы понимаем, что причин несовпадения ожиданий и действительности несколько: это и невысокие ставки по вкладам, и безоговорочное доверие банкам, и не очень высокий уровень финансовой грамотности.

Банк России считает важным обеспечить полную прозрачность в сфере предложения инвестиционных продуктов гражданам. Коммерческим банкам было рекомендовано, используя специально разработанную форму, информировать потребителей услуг о существенных особенностях предлагаемых им небанковских финансовых продуктов. Кроме того, положения по качественному информированию клиентов закреплены в требованиях к базовым стандартам по защите прав потребителей финансовых услуг, которые разрабатываются для некредитных финансовых организаций.

Внимательным нужно быть всегда – даже при оформлении самого обычного вклада. К примеру, вас интересует размещение средств сроком на год под 10 процентов. На первый взгляд, предложение выглядит привлекательно. А потом оказывается, что первые полгода деньги размещаются всего под 5 процентов, потом – под 6 процентов, и только в самый последний месяц – под 10.

Не стесняйтесь говорить сотруднику банка, что вы чего-то не поняли. Наконец, образец договора всегда можно попросить взять домой и внимательно изучить его, чтобы избежать поспешных решений.

СПРОСИ ЭКСПЕРТА

Могут ли забрать квартиру, если есть большой долг по кредиту?

Что делать, если в банковском договоре содержатся пункты, нарушающие ваши права?

Ответы на эти и другие вопросы найдете в рубрике «НКК» «Финансовая грамотность», экспертом которой выступает управляющий Отделением Красноярск Сибирского ГУ Банка России Сергей Журавлев.

Присылайте свои вопросы на адрес автора рубрики: meid4@yandex.ru.

Телефон редакции 8 (391) 219-17-71.

№ 71 / 1054

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения