«Я рос среди кульманов» Председатель правления Красноярской организации Союза архитекторов, почетный архитектор России Борис Шаталов считает, что город – живой организм, который требует постоянного внимания и развития

«Я рос среди кульманов» Председатель правления Красноярской организации Союза архитекторов, почетный архитектор России Борис Шаталов считает, что город – живой организм, который требует постоянного внимания и развития

И в этом архитекторам должны помочь мы – общество, на всех уровнях, вне зависимости от профессиональной принадлежности участников процесса. Поскольку красивый и удобный мегаполис может быть не только приятен, но и полезен. Глобализацию и туризм никто не отменял.

– Видел в журнале виды Ялты, старинное здание с колоннами в классическом стиле на заднем плане в разных ракурсах – снимали не здание, а автомобиль. Тем не менее было очевидно, что объект исторического наследия идеально вписывается в ландшафт, гармонирует с освещением, создает отличную перспективу… На мой взгляд, это какое-то божественное искусство. И создавалась в те времена архитектура без компьютеров. Творилось! Этому можно научить?

– В вузе будущим архитекторам даются азы. А дальше сам. Если архитектор думающий, то он постоянно учится, не просто смотрит, но видит и, конечно же, анализирует, делает выводы, преобразуя их уже в собственном творчестве. Есть люди, которые в профессии существуют, а есть те, которые профессией живут. Последние учатся непрерывно. У всех больших архитекторов менялся творческий почерк, они находились в развитии, в постоянном поиске.

– Что чувствуешь, глядя на свое со-здание?

– Большинство наших объектов я, словно детей, немного жалею. Они все не идеальные. Мне жаль упущенных возможностей, возникших во многом за счет экономических обстоятельств, многое изуродовано в процессе эксплуатации, в том числе наружной рекламой – «Кода», например, «преобразилась» до неузнаваемости.

– За какие работы не стыдно?

– У меня, к сожалению, не так много построек. Поскольку из 22 профессиональных лет можно смело отнять десять-двенадцать, в течение которых я занимался «Кодой» – был исполнительным, а затем генеральным директором компании-застройщика. Это был бизнес. Мы строили и продавали площади, квартиры и офисы. Мне не стыдно за наши объекты, поскольку я всегда старался сделать как можно лучше. Если я и не настолько талантлив как, скажем, Рем Кулхас*, то не стыжусь этого. У разных художников, как и у спортсменов, разный потенциал. Если пришел третьим, а не первым – это объективная реальность.

– На мой взгляд, «Кода» воплотила в себе представления людей 90-х о жилье «для миллионеров». Не кажется, что сегодня постперестроечная архитектура смотрится наивно?

– «Кода» несет на себе отпечаток времени, и это хорошо. Вот пресловутая 97-я серия вне моды и времени, как универсальный армейский камуфляж для обитателей казарм и полигонов, который сто лет существует и еще столько же впереди.

– В мастерской «А2», которой ты руководишь, есть деление на мэтров и подмастерьев?

– В нашей мастерской все архитекторы личности, включая совсем молодых (а мы каждый год пополняем свою команду выпускниками). Готовыми архитекторами не рождаются. Это вообще профессия зрелых людей. Нужно растить из перспективных ребят профессионалов. При этом не стричь их под свою гребенку, не разрушать творческую аутентичность. Сейчас архитектурное лицо «А2» во многом определяет главный архитектор мастерской Евгений Ковалев и группа ведущих архитекторов, «выращенных в наших стенах», – Артем Элли, Антон Шаталов, Антон Кулаковский. Это – специалисты, которые доказали право на реализацию собственного видения.

– Можешь сделать эскиз дома-мечты? Одним росчерком, что ли…

– Не могу. Наше творчество начинается с конкретики. Я не могу построить дом в пустоте. Мне никогда не снился дом, который я запоминал и искал, куда бы вставить. Всегда отталкиваюсь от места, от его логики, энергетики, ну и, конечно, – от пожеланий заказчика.

– А если это пустое место, не обжитое – лес, тайга?

– Лес – это не пустое место, лес – это обстоятельство, ландшафт, контекст. И горка, и речка, и вообще весь богатый рельеф наших сибирских мест – прекрасные обстоятельства.

– Как пришла мысль стать архитектором?

– Я потомственный проектировщик – продолжил семейную династию. С детства неплохо рисовал. Я рос среди кульманов – очень часто бывал у мамы на работе в проектном институте «Красноярскгипросовхозстрой». Нравилась архитектурная среда. С мамой работали интересные, талантливые люди. Так что лет с 10 я перестал быть пожарником, доктором или капитаном дальнего плавания. Совершенно осознанно поступил в художественную школу, а дальше – путь к профессии.

– Сильно изменилась специфика работы с родительских времен? Компьютеров тогда, безусловно, не было, все ручками…

– Ну, это не специфика, скорее, оснащение. Я сам успел на кульмане поработать. Он до сих пор у меня в кабинете стоит как память. Я на нем много чего начертил.

– Лимонов утверждает, что текст, написанный от руки, напечатанный на машинке и набранный на компьютере – он разный получается. Ты не замечал подобной разницы?

– Вообще, конечно, инструменты определяют некоторые вещи, но не кардинально. У меня нет противоречий. В чем тебе удобно, в том и работай. Кто-то из великих сказал, что настоящий архитектор может не построить ни одного здания, но обязан написать книгу. А один из столпов современной архитектуры Жан Нувель** в своей дипломной работе защищал текст, а не проект здания. Я люблю общаться с умными людьми и путешествовать – получаю энергию для творчества от общения с людьми и пространствами. Ведь архитектура может рождаться и в слове, а потом уже на бумаге, ну и, наконец, воплощаться в реальных контурах.

– В завершение предложение. Наша газета готова предоставить площадку дискуссионного клуба для обсуждения современных архитектурных процессов, происходящих в городе и крае, со специалистами – архитекторами, строителями, чиновниками, бизнесменами. Мы считаем, что назрела необходимость всерьез поговорить о градостроительных проблемах и будущем облике региона. Более того, есть желание поднять тему урбанистики, которая актуализируется в связи с набирающим обороты агломерационным процессом. Поддерживаешь?

– Полностью поддерживаю. В СМИ должно быть больше архитектуры и архитекторов. Тогда общество сможет внимательней относиться к качеству окружающей среды. Давайте начнем прямо осенью.

Справка НКК

* Рем Колхас, (нидерл. Remment Koolhaas, род. 17 ноября 1944 г.) – видный нидерландский архитектор, теоретик деконструктивизма. Лауреат Притцкеровской премии – самой престижной премии мира по архитектуре.

** Жан Нувель (фр. Jean Nouvel, род. 12 августа 1945) – знаменитый французский архитектор. В 2008 году стал лауреатом Притцкеровской премии.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
16 мая 2022
«Енисей» против ЦСКА и «Торпедо»
В минувшие выходные обе команды ФК «Енисей» – мужская и женская – дома принимали московские клубы, причем одних из лидеров
Если в дверь постучал «водитель прокурора»
Около 534 миллионов рублей отдали мошенникам жители края только за четыре месяца этого года. По данным telegram-канала прокуратуры края, 2,6
Отвечая вызовам времени
О том, как и где сегодня в крае готовят квалифицированных специалистов, корреспондент НКК побеседовал с Еленой ШЕВЧУК, заместителем директора краевого Центра развития