Меню Поиск
USD: 64.02 +0.24
EUR: 70.85+0.22

Кризис души привел к трагедии

Автор: Сергей Бурлаку

Осенью прошлого года один мой приятель, рыболов и охотник, вернулся с Сисима, что впадает в Красноярское водохранилище по правому берегу. На одном из его притоков случился недавно прорыв дамбы с человеческими жертвами. Трагедия стала главной федеральной новостью минувшей недели. Семнадцать мужчин – семнадцать кормильцев, сыновей, отцов и мужей из нескольких регионов России не вернулись домой. Они погибли за металл. Погибли из-за алчности денежных мешков, которая, смею предположить, распухла на дрожжах коррупции, безнаказанности и равнодушия.

Хапнуть и уйти

Так вот о Сисиме. На мои расспросы – что там да как (рыбалка, природа?), он махнул рукой и горько сказал:
- Считай, Сисима у нас больше нет. Если раньше золотари к нему только подбирались, то теперь начали загаживать основательно – воду из-за борта лодки пить уже нельзя. Грязная. Хариус еще есть маленько, но ловится плохо. Скоро его вообще не будет, в мутной воде он не живет… А помнишь, несколько лет назад я рассказывал, как природоохрана штрафовала туристов на Сисиме – проверяла лодки, отбирала удочки? Мол, заказник, находиться в нем нельзя. Не дай бог ты поймаешь десяток хариусов на уху, браконьер проклятый. Или ведро ореха соберешь. Непоправимый удар нанесешь по окружающей среде! А губить реку ядовитыми стоками своих приисков, уничтожая в ней рыбу полностью, значит, можно? За это не наказывают? Короче, про Сисим можно забыть, делать там уже нечего. Не повезло ему, что золота много по притокам. Ты же видел, что происходит с реками, на которых начинают мыть золото? - спросил товарищ.
К сожалению, да. Лучше бы не видел. Особенно поразила картина в Якутии, которая по объемам добычи золота занимает четвертое место по стране. Красноярский край – первое. В прошлом году более 65 тонн желтого драгметалла засыпал наш регион в закрома Родины.

Помню, с красноярскими геодезистами мы остановились на берегу одной золотоносной речушки, притока Алдана. Точней, на том, что осталось от этого берега. Почва изуродована следами тяжелой техники. Ее ржавые останки навечно остались здесь же. Брошен и временный поселок – балки распахнуты, в них кровати, посуда, какая-то утварь.

Старатели хапнули из недр все, что могли, и ушли. Вокруг – лунный пейзаж, пустыня. Несчастная речушка пробивает себе путь среди огромных наносов глины и песка, которые тянутся сколько глаз видит. Даже трава здесь не растет. Словно какие-то враги-оккупанты поработали, крушили и ломали природу так, чтобы камня на камне не осталось. Рекультивация? Нет, не слышали.

Я тогда впервые увидел такое вблизи. Вздрогнул. Стоял и думал: а ради чего, собственно, все это? Ради золота, запасами которого обеспечивается могущество Родины? Да, золото стране нужно. Разве вы против могущества родной страны? Никто не против.
Но не такой же ценой!

Позже примерно такие же картины наблюдал в Северо-Енисейском районе, лазал по драгам и вокруг них. Там добыча рассыпного золота ведется чуть более цивилизованно, с какими-то намеками на природоохрану, но тоже лунный пейзаж вокруг. Говорят, тайга на тех реках, где поработали старатели, восстановится не раньше, чем лет через 50.

Да и то не такая как прежде. Вместо сосен и кедров появятся всякие мусорные лиственные породы и кустарник – скудный плодородный слой ведь уничтожен. Главные реки района, притоки Енисея, тоже давно загажены, рыбачить практически негде, рассказывали местные жители.

Теперь, значит, дошла очередь и до Сисима?

И если б не трагедия, вряд ли страна бы вообще узнала о существовании такой реки и о том, что происходит в Сибири на золотых приисках. Подбираются золотари и к Казыру – пожалуй, последней чистой реке на юге края, из тех, что в транспортной доступности.

Прав был рыбачок: не наказывали тех, кто начал губить Сисим. Может, если б сделали это вовремя  - еще год, два назад, и поинтересовались: «а что это вы тут делаете?» – трагедии бы не случилось?

Но история и сослагательное наклонение несовместимы. Имеем то, что имеем: 17 трупов.

«От нас ничего не зависит»

В эти дни у меня самое большое недоумение вызвало не то, что дамбы эти строили без всяких проектов, документов, бесконтрольно. Подумаешь, невидаль. У нас вибрирующую турбину ГЭС (вроде бы учтенную, сто раз проверенную) не останавливают, она срывается с креплений и убивает несколько десятков людей. А тут какие-то земляные насыпи в глухой тайге. Нет, не это.

Больше всего удивила позиция главы Курагинского района, растиражированная многими СМИ.

Он признался, что не мог повлиять на золотодобытчиков, которые работают на его территории. Это, мол, федеральные дела. Сказал – как руки умыл. Такая позиция вообще характерна для многих руководителей на местах. Которые у себя в районе вообще-то обязаны отвечать за все, за каждый чих, свалку и спиленное дерево.

Иначе зачем они там нужны?

Ведь в каждом районе у нас есть глава администрации, прокурор, начальник полиции, представители многочисленных контролирующих федеральных органов. Целый… отряд государственных людей. И они ничего не видели?! Или «от нас ничего не зависело»? Удобная позиция.

Ну так надо было сделать, чтоб зависело. Кто-то из вас, увидев безобразия, вышел на площадь в одиночный пикет? Съездил в Кремль? Ударил в набат? Ломился в редакции, чтобы рассказать народу правду о том, что происходит в районе?

Почему не кричали истошно: «Караул! Тайгу рубят! Реки уничтожают! Люди могут погибнуть!»?
Потому что за это с работы могут снять, да? Могут на ковер к вышестоящему руководству вызвать? Спросят: ты что там, в своем районе, совсем берега потерял?
Хочу просто понять: местным чиновникам было страшно кричать во весь голос? Боялись? Ничего не утверждаю – так, рассуждаю вслух.

И не надо тут про «несчастных стрелочников», которых арестовали и накажут «почем зря». Стрелочников в таких делах не бывает. Каждый на своем месте должен головой думать и брать на себя ответственность.

Я понимаю, это удобно: «я человек маленький, у меня семья, я всего лишь выполняю приказы». Когда погибнут люди, их смерти останутся на твоей «маленькой» совести. И живи с этим.

Я вообще уверен, что причины подобных ЧП – не из области права, технологий и СНИПов. Они прежде всего в разрушении нравственности, совести, в опустошении души и отсутствии патриотизма.

Да, нелюбовь к Родине и своей земле приводят именно к таким последствиям, как на Сейбе. Когда вместо совести приходят алчность, желание хапнуть здесь и сейчас, а там хоть трава не расти. После нас хоть потоп, наплевать на потомков. Мы гребем из недр так, как будто завтра конец времен.

Земля Красноярская много чего еще хранит. У нас сосредоточено 95 процентов запасов российского никеля, 20 процентов золота, 63 вида промышленных металлов и других полезных ископаемых. Таймыр еще практически не тронут – там вся таблица Менделеева.

Конечно, полезные ископаемые нужно добывать. Но цивилизованно, осторожно, с минимальным ущербом для природы и человека. И такие примеры у нас в крае есть, тот же Ванкор.

Но когда мы начинаем свою землю дербанить, рвать на куски, как шакалы – мертвую лошадь, пытаясь вырвать у нее печень, сердце и почки, чтобы выставить их на международный аукцион… Добром это не кончится.

Земля и природа отомстят нам. И уже мстят. Не только грязным воздухом и водой, которую нельзя пить. Не только изменениями климата, на который влияет и бесконтрольная вырубка лесов, и уничтожение рек, и устройство гигантских карьеров. Но и напрямую – смертями. Убийством людей.

Наша хищническая «хозяйственная деятельность» и кризис души, помноженные на человеческую жадность и коррупцию, приводят к страшным результатам. Трагедия на Сейбе – яркая тому иллюстрация.

Комментарии:

Вероника

31 Окт '2019 00:14
Так кто же собственник прииска? О чем вообще реплика эта? К кому обращены вопросы? Нет ни одного ответа! Трагедия приводит к кризису души!

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео