По причине публикации либеральным журналом «Дилетант» хвалебной статьи о гитлеровском летчике Эрихе Хартманне, сбившем будто бы свыше трехсот наших самолетов, разразился скандал. Не сказать, чтобы такой же, как после «Коли из Уренгоя», но граждане возмущались…

Дмитрий Киселев в своей итоговой программе даже посвятил этой публикации целый сюжет, в котором возмущался тем, что хвалят фашиста, убившего по меньшей мере двести наших пилотов, – если опять же верить данным про триста сбитых. Хартманн и вправду изображен отличником боевой и политической подготовки – ихней, фашистской, – а также борцом за права человека: например, оказавшись ненадолго в советском плену, требовал улучшения условий содержания пленных. Да и сам по себе он парнишка симпатичный – достаточно взглянуть на фотографии. Геббельс, кстати, этим сочетанием внешнего и внутреннего успешно пользовался, дабы влить оптимизма в мирное население Германии – видите, дескать, какие парни за нас воюют. Примерно то же подразумевает и «Дилетант» – видите, какие замечательные парни за них воевали. Только, добавим от себя, проиграли почему-то.

В действительности интересен не столько сам факт такой публикации. Лет 20–25 назад она была бы одной из великого множества себе подобных. В те времена страну одолевал зуд ревизионизма, переиначивания всего и вся, в том числе войны.

Крупнейшие газеты регулярно помещали «шокирующие» материалы, которые, вроде как открывая утаенную картину войны, на самом деле кропотливо подкапывались под, казалось бы, нерушимый ее образ.

Немцы шаг за шагом становились все краше и правильней. В цифрах потерь наступила полная свобода – от канонических 20 миллионов они подскочили до 60 (по Солженицыну) и даже до 150 (по фантазиям г-на Немцова). При подаче таких «сенсаций» соблюдался принцип: вот посмотрите, говорили читателям, мы даем только факты, без всяких эмоций – выводы делайте сами.

По правде говоря, в советской картине войны стоило многое поменять, самих ветеранов оскорблял ее елейный и простой до глупости образ. Отступление от официального образа было чревато неприятностями. Те, кто изучал историю военной прозы в СССР, об этом знают. В кино – не лучше. Алексей Герман, снявший два великих и совсем нетипичных фильма о войне, получил за них два инфаркта. У Татьяны Лиозновой были большие проблемы из-за того, что немцев в «Семнадцати мгновениях весны» она изобразила не привычной толпой жестоких идиотов, а врагом дьявольски умным.
Но здесь надо сделать особую оговорку: речь идет о людях, которые действительно почитали память о войне национальной святыней, одним из столпов народного сознания. Они действительно хотели правды.

Но тем, кто в послесоветские времена обрушивал на народную голову «сенсации», никакая правда была не нужна: их задача – поменять в памяти все абсолютные «плюсы» на «минусы» и наоборот. Чтобы в итоге святыня перестала быть таковой, а еще лучше – превратилась в свою противоположность, в нечто постыдное.

Это чисто пропагандистская задача. На ее выполнение были деньги, российские и заграничные. Однако самих пропагандистов временами начинало так заносить, что это становилось заметным, даже кричаще заметным. Так, например, появились «дискуссионные вопросы» – правильно ли сделал Власов, что сдал армию и тем сохранил жизни, и стоило ли сдать Ленинград, чтобы люди не умирали от голода. Хотя не надо быть историком, чтобы знать: все это – обычная ложь: Власов армию не сдавал, и Ленинград немцы не собирались штурмовать ни при каких обстоятельствах, а планировали заморить жителей, а потом тихо уничтожить город – на этот счет полно документов с самых разных сторон.

Появился даже фильм «Сволочи» – первый в нашем случае пример абсолютного фейка, – который наградили на одном кинофестивале, но режиссер Меньшов отказался вручать награду «за такую мерзость».

Но, может быть, причина неудачи пропагандистов не только в этом: картина войны оказалась намного прочнее, чем они надеялись. Поэтому их усилия встречали все большее возмущение, а недавняя попытка возобновить дискуссию на тему «сдать Ленинград» была оборвана резко и грубо, в духе «достали уже». Поэтому же статья про симпатичного летчика Хартманна и спровоцировала скандал, хотя лет 20 назад ее бы просто не различили в потоке аналогичной продукции.

Ссылки по теме:

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения