Меню Поиск
USD: 64.4 +0.30
EUR: 71.23+0.63

Эпоха Павла Федирко

Автор: Андрей Курочкин

Первой о кончине Федирко мне сообщила дочь. Она родилась в 1995 году, когда Павел Стефанович уже не работал в регионе. Она вряд ли назовет тех, кто занимал пост первого секретаря крайкома КПСС после него, а уж предшественников – тем более. Но мимо фигуры такого масштаба пройти немыслимо, невозможно – и нынешним, и будущим поколениям красноярцев. Он руководил Красноярьем с 1972 по 1987 год и полностью его преобразил.


Федирко я видел много и часто – в основном на первомайских и ноябрьских демонстрациях. Он стоял на трибуне, мы шли мимо, вместе кричали «ура» и махали друг другу. Но были и другие встречи. Например, на чествовании впервые завоевавшей титул чемпиона СССР хоккейной команды «Енисей». А самой памятной стала беседа семь лет назад – НКК готовила с ним большое интервью. Мы проговорили два часа.


Что в первую очередь поразило? Богатырское телосложение, несмотря на почтенный возраст. С экрана этого как-то не видно, а тут – рост под метр девяносто, косая сажень в плечах. Кажется, на одну ладонь возьмет – другой прихлопнет.

А еще – внимательный, оценивающий взгляд. Аналитический ум. Потрясающая память на имена, даты, самые мелкие детали. Емкие, цепкие и резкие оценки происходящего в стране.

Он неторопливо рассказывал мне о своем послевоенном детстве и юности. О том, как был заводилой в компании босоногих пацанов, как учился в Ростовском институте железнодорожного транспорта, как всерьез занимался спортом.
– Среди студентов было очень много тех, кто прошел войну. Инвалидов, уже взрослых людей. С ними было совсем не просто, – вспоминал Павел Стефанович. – Считаю, что мне повезло: находил общий язык, завязывал товарищеские отношения. Я уже не жил с родителями. В Ростове был один. И мог повернуть совсем не туда. А это единение позволило сформировать характер и натуру.
Все это ему очень пригодилось в Норильске, куда уехал работать после института мастером на завод. Бригада – 40 зеков, не политических – воров. Заместителя Федирко убили прямо в цехе, в ночную смену забили прутами.
– Мне же помогла ростовская закалка, – говорил о тех временах Павел Стефанович. – Одновременно пытался справедливо к заключенным относиться. Меня зауважали. Получилась хорошая бригада.
Его заметили – поручили работать в горкоме комсомола, позже – главным инженером и директором ремонтно-механического завода, первым заместителем председателя горисполкома. Потом – партийная работа. Первый секретарь Игарского горкома партии, секретарь парткома военной стройки «Ужур-4», заведующий отделом оборонной промышленности крайкома партии, первый секретарь Красноярского горкома партии, второй секретарь Красноярского крайкома.


Главой огромного края Павел Стефанович стал в 40 лет – совсем мальчишка, по тогдашним меркам. Но представление о том, по какому пути нужно двигаться региону, у него уже сложилось.

Тут надо напомнить: в 1972 году Красноярье находилось на предпоследнем месте по всем показателям в сибирских территориях. Нужно было создать модель, по которой край начал бы ощущать результаты своего труда и наращивать темпы роста. Ею стала программа Федирко «Развитие производительных сил края на 10 лет». За нею – следующая, на тот же срок.

Мы стали лидерами в Сибири. Красноярская земля бурлила стройками, росли микрорайоны и целые города, к нам со всех концов страны съезжалась молодежь, заводила здесь семьи.
– Тогда к программам относились не очень-то просто, – делился секретами Павел Стефанович. – То есть они принимались, но не осуществлялись. И денег не давали. И внимания, соответственно, не было. За каждым пунктом программы надо было бегать в министерства, выбивать средства. А мы выскочили за счет того, что провели внутреннюю краевую мобилизацию. Мы не просто эту программу приняли, а разложили ее по полочкам. Что должен решать союзный уровень, что краевой, городской – вплоть до села, сельского совета все расписали. Везде назначили ответственных. И каждый знал в крае: вот у него круг вопросов, он за них отвечает. Плюс придумали ряд движений – «Красноярский миллиард дополнительной продукции», «Превратим Сибирь в край высокой культуры» и так далее. Вот это все и сложилось.
Каждое утро он ходил на работу пешком. Обходил улицы, набережную. Для чего? Все надо было увидеть своими глазами. И Красноярск пережил настоящий бум благоустройства (об одном из таких проектов в материале «Столичный променад»).

Человека такого уровня, масштаба и способностей, как Федирко, сегодня назвали бы антикризисным менеджером. Жаль, что он не оставил после себя руководства по методам вывода региона из штопора. Это пособие наверняка стало бы настольной книгой для любого руководителя края, области, города, района.

…Семь лет назад, когда интервью с Федирко вышло в НКК, он внимательно прочел его и проворчал: «Перехвалили». Нет, Павел Стефанович. Недосказали.

Из комментариев простых красноярцев:

 Лидия:

– Лет 40 назад мы студентами копали картошку в Солонцах. На ночь городских отпускали домой. И вот стоим на обочине, автобус ждем. Холодно, дождь моросит. Мимо уазик проезжает. Останавливается, а из него мужчина выглядывает и приглашает довезти до города. Не боимся, садимся. Мужчина улыбается, расспрашивает о житье-бытье. А мы болтаем, не унимаясь. Водитель тоже улыбается. Развез нас по домам, руки нам пожал дяденька и говорит: «А мы ведь и не познакомились. Я – Павел Федирко». Вот так мы, ребята, жили тогда.

Юрий:

– За годы партийной работы в краевом комитете КПСС мне приходилось участвовать в совещаниях, которые проводил Павел Стефанович. Запомнился такой случай: однажды к себе в кабинет он пригласил весь состав лекторской группы, которую я возглавлял. Мы глядели друг на друга: не иначе, будет разнос! И как оказалось, ошиблись. Федирко начал расспрашивать: с какими темами мы выступаем, как часто, как нас воспринимает аудитория, куда приходится ездить чаще всего и почему. Мы были поражены его знанием специфики лекторской работы, он вникал в самую ее суть. И такой подход Павел Стефанович применял во всем, чем бы он ни занимался. Для него просто не существовало мелочей.

ДЛЯ СПРАВКИ

Во время работы Павла Стефановича Федирко на посту первого секретаря Красноярского крайкома партии в крае заработали Ачинский НПЗ и глиноземный комбинат, Дивногорский завод низковольтной аппаратуры, Крастяжмаш, Минусинский электротехнический комплекс, КраМЗ, Сосновоборский завод автоприцепов, «Сибволокно», Березовский угольный разрез, Краснокаменский и Ирбинский железные рудники, аэропорты Емельяново и Черемшанка. В столице края были построены Предмостная, Красная и Театральная площади, здания администрации города, Енисейского пароходства, мосты Октябрьский и «777».

Созданы институт искусств, театр оперы и балета, симфонический оркестр. Возведены концертные залы филармонии, культурно-исторический музейный комплекс, Дворец труда, Дворец пионеров, театр музыкальной комедии.

Образован Красноярский филиал Сибирского отделения Академии наук, включающий более десятка институтов и отделов. Введены в строй БСМП, курорт «Красноярское Загорье», тубдиспансер, кардиоцентр 20-й больницы, лечебный корпус краевой больницы, глазной центр, Институт медицинских проблем Севера, начато строительство госпиталя ветеранов Великой Отечественной войны.

Статус городов получили Бородино, Лесосибирск, Шарыпово. С 1972 по 1987 год число жителей Красноярска выросло на 240 тысяч человек. Появились новые микрорайоны – Северный, Солнечный, Пашенный, Ветлужанка.

Фото

Комментарии:

Андрей Курочкин

29 Авг '2019 15:36
Спасибо за ваши отзывы.

Арпин

29 Авг '2019 14:56
Андрей Курочкин - великий журналист, написал прекрасный емкий текст, спасибо, Андрей

тата

27 Авг '2019 11:16
Да, уж. Курочкин насмешил весь Красноярск этим своим "произведением". -Первой о кончине Федирко мне сообщила дочь. Она родилась в 1995 году, когда Павел Стефанович уже не работал в регионе. Она вряд ли назовет тех, кто занимал пост первого секретаря крайкома КПСС после него, а уж предшественников – тем более. -Федирко я видел много и часто – в основном на первомайских и ноябрьских демонстрациях. Он стоял на трибуне, мы шли мимо, вместе кричали «ура» и махали друг другу. Как будто ему первому позвонили и как будто "вместе кричали «ура» и махали друг другу". Самое печальное, что в этой краевой газете пропустили такое "бумагомарательство". А Юрий - это,очевидно, отец автора. Я сомневаюсь, что П.С. Федирко было время до каких-то Лекторов.

Все поля обязательны для заполнения

Реплики

Этикет против истины Александр Григоренко

Этикет против истины

Почему неприлично говорить об очевидном

Свежий выпуск

Видео