Меню Поиск
USD: 77.08 +0.04
EUR: 91.35+0.01

Это наша география

Автор: Елена Лалетина

Иногда я чувствую себя одинокой. И не потому, что вокруг меня вдруг исчезли люди. Нет. У меня есть дети и друзья. Но, вспоминая свое детство, я вдруг понимаю, что с уходом бабушки многое потеряла в жизни. Как будто осталась без корней.

У моей бабушки была большая семья – восемь детей. Еще больше внуков, а потом уже и правнуков. Хоть и путалась она в именах, но знала адреса и телефоны всех родных, поддерживала с ними связь и интересовалась их жизнью. Когда бабушки не стало, связи со старшими членами нашей большой семьи, разбросанной по всей России, оказались утеряны. Мы уже не встречаемся, как раньше, на праздники, не звоним друг другу по торжественным поводам, не пишем письма и открытки.

Наша семья стала меньше в несколько раз. Круг сузился до одной небольшой квартиры. Я одинока, потому что потеряла целый мир своих родных.

Восстанавливая по крупицам прошлое, вдруг открываешь, как тесно связано все в нашей жизни – север и юг, родина и заграница. Ведь сторона, в которой похоронены твои родные, немного и твоя – здесь лежат кости твоих дедов и прадедов, это последнее их пристанище.

И благодаря этому расширяется география твоей семьи. Расширяется сам круг родственников. Пусть вы их никогда не видели, но знали о них, а теперь нашли и вспомнили. А когда их помнят – они продолжают жить.

Юбилей Победы в Великой Отечественной войне многих побудил к поискам своих тёть и дядь, дедов и бабушек, чья судьба до сих пор остается неизвестной. Они погибли или пропали без вести на фронтах Второй мировой. Нам, их потомкам, важно знать, где покоится их прах, чтобы чувствовать себя людьми, у которых есть корни, чувствовать себя в кругу семьи.

В редакцию газеты приходят разные письма, и порой из довольно отдаленных от Сибири точек.

Недавно, например, написала жительница Ставропольского края Светлана Любчанская. Женщина разыскивает деда своего мужа – Головко Никиту Степановича, 1903 года рождения, который погиб в 1943 году под Ленинградом. Мужчина знал о деде только то, что рассказывала его мать, – родился в Донецкой области, с 1927 по 1929 год служил в армии, до 1933 года работал старшим бухгалтером в сберкассе в Донбассе.

Затем родители развелись, и мама с девочкой уехали. Что стало с отцом – неизвестно. Только в 1945 году ей сообщили, что папа погиб на войне.

Светлана сетовала: как мало спрашивали они с мужем у свекрови (она умерла 16 лет назад) о ее отце, не интересовались подробностями, пока были живы возможные очевидцы его пути. А сейчас и спросить не у кого. И в архивах информации мизер. Только поисковики установили: был такой капитан Николай Головко (данные которого полностью совпадают с данными разыскиваемого Никиты Степановича), погиб под Ленинградом, похоронен там же.

И только маленькая деталь связывает погибшего под Ленинградом украинца с Красноярским краем: призывался он Удерейским военкоматом (сейчас это Мотыгинский район Красноярского края), сюда же – в Удерейский район на прииск Березовый – отправлена похоронка Попковой Александре Михайловне.
– Может быть, это наш родственник, ведь могли перепутать имена в документах,  – надеется Светлана. – Свекровь рассказывала, что отец ее позже женился.
К сожалению, подтвердить или опровергнуть это уже не может никто. Фамилия Головко сохранилась только в Книге памяти Красноярского края. Мотыгинский военкомат уже не существует, его перевели в Енисейский район. Исчезли и архивы. Даже музейные работники Мотыгинского района испытывают сложности в поиске данных о земляках, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.

Когда я занималась поисками информации о Никите Головко, у меня возник вопрос: как житель Донбасса оказался в сибирской глубинке на богом забытом прииске (которого сегодня не существует)? Возможно, старший бухгалтер сберкассы Донбасса попал под каток репрессий, который прокатился по Украине с 1933 по 1937 год. Он и забросил финансиста на ручей Березовый Удерейского района, где мыли золото. По открытым данным, в 1939 году на этом прииске жили и работали около 300 человек.

Отсюда Никита Степанович Головко мог уйти на фронт и за особую доблесть получить офицерское звание (такие примеры были во время Великой Отечественной войны).

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео