Фото Олега Кузьмина Районный суд в Красноярске вынес приговор 40-летнему мужчине по очень сложно доказуемому преступлению – части 2 ст. 122 УК РФ «заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни». Внимание к этому делу неслучайно. Заражение таким вирусом может привести к серьезным последствиям. Болезнь пока неизлечима. При этом давно уже поражает не только «неблагополучных» граждан.

Не ждать симптомов

Статистика показывает: количество заболевших неизменно растет. На 146 миллионов жителей России насчитывается 1,2 миллиона ВИЧ-инфицированных. В Красноярском крае их около 36 тысяч. Это только те, о чьем диагнозе известно. А сколько таких, кто ни разу не проверялся и не знает о своем заболевании? Ведь долгое время не проявляются никакие симптомы.

– Вирус ВИЧ ломает всю систему иммунной защиты человека, – рассказывает Руслана Шешина, заведующая отделом медицинской профилактики крае­вого Центра СПИД. – Как она вообще устроена? Клетки иммунной системы (Т-лимфоциты) распознают «угрозу» для организма – чужеродные вирусы и бактерии – и передают сигнал другому типу клеток. Те начинают вырабатывать антитела, третий тип клеток иммунной системы – реагируют на «чужаков», начинают уничтожать их. Вирус ВИЧ встраивается в клетку Т-лимфоцитов и убивает ее, ломая всю систему защиты. Происходит это не одномоментно, а в течение нескольких лет. Именно поэтому человек порой узнает о своем статусе только после длительного и безуспешного самолечения различных инфекций или грибковых заболеваний, которые могут поразить весь организм – вплоть до легких и костей. Быстро «цепляется» пневмония, туберкулез… Лечить их очень сложно – ведь сам организм не способен бороться. Начинается конечная стадия развития ВИЧ-инфекции – СПИД, когда счет идет буквально на месяцы. Поэтому специалисты и говорят: не столько страшен сам вирус, как незнание своего статуса.

Следовать назначениям врача


Сейчас нельзя вылечить ВИЧ. Но если следовать назначениям врача, с этим диагнозом можно жить практически обычной жизнью. Заболевшим назначают бесплатную антивирусную терапию. Показатели ВИЧ в крови становятся минимальны. Это означает, что человек, принимающий таблетки, фактически не заразен для других. А женщина, которая своевременно начала прием лекарств, в 98 % случаев рожает здорового ребенка. В среднем человек с вирусом живет от 3 до 15 лет – если не лечится. В случае приема препаратов – значительно больше, есть пациенты и с 30-летним «стажем».

Многие считают, что ВИЧ – проблема наркоманов или девушек определенной профессии. И обходят пункты тестирования стороной – мол, меня-то это никак не касается.

– Сейчас основной путь передачи вируса – это половой, – отмечает Валентина Фролова, психолог краевого Центра СПИД. – Да, раньше считалось, что это болезнь асоциальных групп населения. Но к нам приходят совершенно обычные люди. У них случаются «знакомства», например, в командировке, какие-то мимолетные связи с носителями вируса.

Существует и «больничный» путь заражения – примерно у 1 % инфицированных (через переливание крови, трансплантацию органов или тканей, проведение внутривенных инъекций нестерилизованными приборами).

ВИЧ – очень коварный вирус. Иначе он не распространялся бы так быстро. От периода заражения до возможности определения вируса в крови есть период «окна», когда анализ не может выявить заболевание.

Не обязательно ждать, пока поблизости окажется пункт тестирования на ВИЧ. Сделать анализ можно анонимно в любых центрах СПИД.

Куда обращаться

Филиал Центра СПИД в Минусинске по адресу: ул. Пушкина,

д. 20, тел. 8 (391-32) 2-28-66

Филиал Центра СПИД в Ачинске по адресу: микрорайон 1, строение 52, тел. 8 (391-51) 7-61-06

Жители других территорий края могут получить консультации по телефону горячей линии по вопросам ВИЧ-инфекции 8 800 500-26-83. Время работы – с 9 до 19 часов в будние дни

«Не надо ставить на себе крест»


Есть заболевания, которые полностью меняют жизнь человека. Многие пациенты с определенными диагнозами, например, онкологическими, готовы рассказывать о своих проблемах, делиться опытом борьбы с болезнью. Но вот людей, имеющих положительный анализ на ВИЧ, фактически не слышно. Почему? Потому что в первом случае будут сочувствовать беде и даже соберут миллионы на лечение. А во втором – почти сразу заклеймят: ведь до сих пор существует мнение: с «приличными» людьми такого случиться не может. Не удивительно, что рассказать «НКК» о своей жизни красноярка Алена (имя изменено) согласилась только на условиях анонимности.

– Как вы узнали о своем статусе?

– Совершенно случайно, еще в 2002 году. Просто сдала кровь при госпитализации в стационар. Результат шокировал – ведь чувствовала себя нормально, никаких симптомов. Уже потом узнала: у большинства зараженных их и не бывает. Мне было всего 20 лет. В больницу приехал специалист из Центра СПИД и сказал обратиться к ним, после того как я выпишусь. Но лечение мне назначили только в 2010 году, через восемь лет, когда усилилось влияние вируса на иммунитет. Препараты бесплатные – нам дают рецепт, получаем их в определенной аптеке. Предполагаю, что заразил меня бывший любимый человек, но я давно уже с ним не общаюсь, ничего о нем не знаю. Считаю, анализы нужно сдавать всем обязательно – никто не может быть совершенно уверен в том, что его партнер не имеет ВИЧ.

– Такой диагноз – шок для каждого, как человеку выйти из этого состояния?

– Нужно посещать группы взаимопомощи, где тебя поддержат и дадут ответы на возникшие вопросы. Я тогда не знала об их существовании, возможно, что их и не было. Мне пришлось «вытас­кивать» себя самой. Очень долго и тяжело. Поддержка была только от мамы. Но мне удалось справиться, и я сейчас помогаю другим. Просто нужно осознать: такой диагноз – не приговор. Есть масса заболеваний, которые гораздо хуже. К примеру, онкология или гепатит В, который тоже не лечится.

– Есть мнение: если у человека ВИЧ – шансов на создание семьи фактически нет.

– Неправда. Сейчас очень многие люди – молодые уж точно – знают об особенностях этого диагноза. И если человеку ты дорог, это точно его не отпугнет. Когда я выходила замуж в первый раз, у меня муж был ВИЧ-отрицательный. Развелась через некоторое время (по другой причине), но он остался здоровым, наш ребенок тоже здоров. Сейчас во второй раз собираюсь замуж за человека, у которого нет такого диагноза.

Вся проблема у человека «в голове». Просто не надо ставить на себе крест.

– Изменилось отношение к таким людям в обществе?

– Общество сейчас просто поделилось. Те, кому за 35–40, – у них отношение такое, как и раньше. Те, кто моложе, – более грамотные, не боятся и изгоями не считают. Жить это совершенно не мешает. Да, есть определенные ограничения – нельзя работать медсестрой, хирургом и т. д. Но таких специальностей не так и много. Я в «изоляции» не оказалась, но у других, знаю, были проблемы во взаимоотношениях с родственниками и друзьями.

– Существует такое явление, как ВИЧ-диссидентство. Люди отрицают наличие у себя болезни, не лечатся, а кое-кто вообще не верит в существование такого диагноза. Вы таких знаете?

– У меня был знакомый, который чувствовал себя великолепно и обратился к врачам, только когда состояние ухудшилось. Стал резко снижаться вес, появились головные боли, отказывали ноги. Сдал анализы, которые показали, что иммунитет фактически отсутствует. Начал экстренно принимать лекарства, но было уже поздно. Вообще ВИЧ-диссидентство – это страшная вещь. Я веду занятия в группе взаимопомощи и близко никогда таких людей к ней не подпущу: к нам приходят новенькие, только узнавшие о своем диагнозе, им очень сложно принять его, и они с легкостью могут увлечься этими идеями. Лично я считаю: на счету у активистов такого движения очень много потерянных жизней – и детских, и взрослых. Я приравниваю их к убийцам.

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения