Буквы, слова, песни То, что важнее нефти и золота

Буквы, слова, песни То, что важнее нефти и золота

Существует в среде наших государственных людей (да, кстати, и не только наших) представление о том, что культура – это гарнир к основному блюду, которое есть экономика. «Блюдо» – подлинная, наиважнейшая реальность, а все прочее хоть и может быть красивым, но это всего лишь слова, слова…

Григоренко А Такое представление, естественно, происходит от еще ленинского штампа о «базисе» и «настройке», который знаком с детства и прицеплен к мозгам настолько прочно, что никакие «свободы» не смогли что-либо изменить. Более того, в советские времена к словам относились куда более внимательно, их приводили в соответствующий генеральной линии порядок, следили, чтобы никаких «шаг влево – шаг вправо», но в новые времена на это почти перестали обращать внимание. То есть внимание к «надстройке», конечно, есть, но подлинного понимания того, как много значат слова, не было… Может быть, сейчас оно придет, поскольку процессы, происходящие в мире, показывают, что люди в принципе могут договориться по вопросам экономики, но за слова они готовы стоять до последнего.

В хорватском Дубровнике местные националисты разбивают палками таблички у входа в городскую администрацию, потому что на них, согласно европейскому закону о языках национальных меньшинств, надпись на хорватской латинице продублирована надписью на сербской кириллице. Ярость такая, будто этим людям отдали на растерзание свежепойманного педофила, но предмет ярости – несколько десятков букв.

В Донецке одно из первых столкновений между народным ополчением и «евроинтеграторами» случилось после того, как последние включили на всю площадь песню «Спят курганы темные…», – включили, чтобы успокоить шахтеров. Но шахтеры восприняли этот жест как посягательство на святое: «Эти бандеровцы нашу песню украли!» Ни бессчетное число «дипломатических формулировок», ни прямые оскорбления, ни даже элементарная провокация на драку не вызвали такой ярости, как песня, присвоенная чужими.

Почти искорененное представление о значимости слов не позволяет понять, почему каталонцы вдруг заявляют, что они не совсем испанцы, шотландцы подают на развод с Англией, в тихой Бельгии фламандцы и валлоны упорно не хотят сливаться в толерантном общеевропейском экстазе… Разумеется, приверженцы «базиса и надстройки» найдут в любом из таких конфликтов шкурный интерес (например, каталонцы имеют самую сильную в стране экономику и не хотят делиться с остальными… почти так же и венецианцы) и в чем-то будут правы. Но аргументация в стиле «кто кого кормит» работает лишь какое-то время, а главное, на баррикады она не зовет. Франкоговорящие канадцы вроде бы не имели никаких экономических претензий к своим англоговорящим соотечественникам (которых, считай, втрое больше), но, когда посягнули на их язык, уперлись. Вплоть до отделения Квебека. И нынешний украинский кризис по главной своей сути – языковая гражданская война. Как, собственно, и сам украинский нацизм, имеющий в значительной степени филологическое происхождение. Фальшивые пацифисты, пристающие с вопросом: «Ну почему их мир не берет? Полезные ископаемые есть, промышленность какая-никакая в наличии, а как деньги делить – можно ведь договориться, и неважно, на каком языке»,– не понимают священной сути родной речи, которая одна ответственна за сохранение личности человека.

В последние два десятилетия, когда уже вроде бы окончательно стало ясно, что наступает «глобализация», все и вся объединится, вдруг начался обратный процесс – люди, оказывается, не желают становиться «общечеловеками», а хотят оставаться собой, тащить на себе груз исторической памяти – пусть не такой славной, как у некоторых, но своей. И новый всемирный язык, на роль которого претендует английский, не становится «объединителем» – скорее наоборот. Как учил Лев Гумилев, людей вне этноса не существует – жизнь подтверждает его правоту. Поэтому буквы, слова, песни становятся вещами куда более значимыми, чем нефть, уран, золото. Собственно, таковыми они были всегда, только на это не принято было обращать внимание.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Принят закон, необходимый для поддержки погорельцев
Вчера, 19 мая, состоялась сессия Законодательного собрания, где обсуждался единственный вопрос – законопроект «О мерах социальной поддержки граждан, проживавших в
20 мая 2022
Уверенной поступью
Пока бывшие европейские и заокеанские «партнеры» суетятся вокруг очередного (не помню уже, какого по счету) пакета антироссийских санкций и никак
Еда – дело местное!
В условиях санкций члены ассоциации «Енисейский стандарт» работают под девизом «Еда – дело местное!». Деликатесы от краевых аграриев могут заменить