Меню Поиск
USD: 76.35 +0.08
EUR: 89.25-0.23
№ 68 / 1246

Динозавр, каких еще поискать

Сергей Краснолуцкий в своей мастерской Сергей Анатольевич КРАСНОЛУЦКИЙ – уроженец Воронежской области и настоящий сибиряк. Его называют достопримечательностью и живой легендой города Шарыпово. Член Союза художников России, член научного совета Красноярского краеведческого музея по палеонтологии, заслуженный работник культуры края.

И это все о нем

Автор множества научных публикаций, в том числе в солидных зарубежных академических журналах. Многогранная талантливая личность, человек, известный в мировых научных кругах… Какие превосходные эпитеты ни подбери, все они будут в точку.

При этом Сергей – человек скромный, он не кичится своей известностью или уникальностью. Живет работой, своими увлечениями, от славы отмахивается, за материальным достатком не гонится, у него много друзей, люди тянутся к нему.

Учитель с работами своих учеников

Художник, скульптор, ювелир, археолог, геолог, палеонтолог. Первооткрыватель новых видов доисторических животных. Педагог, от которого дети и родители в восторге. Участник десятков художественных выставок.

И это все об одном человеке.

На КАТЭК он приехал в 1982 году 20-летним парнем. Работал художником-оформителем на стройке, жил в вагончике, который быстро стал местом притяжения шарыповской богемы – бардов, поэтов, театралов.

Через некоторое время эту совершенно безобидную творческую тусовку прикрыли партийные деятели, усмотрев здесь «диссиду». Сергея из вагончика выселили, и он уехал в соседний поселок Горячегорск. Прожил там 10 лет, работал электриком, на досуге занимался творчеством.

Отпечатки доисторических растений в древних слоях камня

Воронежский парень полюбил тайгу – стал охотиться, рыбачить. Таскал коряги из леса. Делал из них скульптуры. Потом работал в Шарыповском краеведческом музее – богатые археологическая и палеонтологическая экспозиции появились здесь в том числе и благодаря его стараниям.
– Я с детства увлекаюсь резьбой по камню и дереву, скульптурой, – рассказывает он. – Лет в 14 мне показали на кладбище барельеф. Так, говорю, и я могу. Взял кусок известняка, зубило. Сделал, получилось не хуже. Потом стал лепить. Увлекся палеонтологией – в Воронежской области есть меловые карьеры, там находил первые свои раковины, ископаемые останки древних животных. Отец преподавал географию, что-то мне подсказывал…

Серпентенитовый космос

Мы сидим в просторной квартире Сергея в одном из микрорайонов Шарыпово. Она же мастерская и музей. Летом, когда в город приезжают палеонтологические экспедиции, дверь в его дом не закрывается. «Ученые, студенты, матрасы, собаки, шум, гам…» – описывает Наталья, жена Сергея, обстановку в квартире в горячие дни.

Книги, инструменты, стеллажи со скульптурами. И камни с камушками всевозможных расцветок и оттенков – их тысячи, они здесь, кажется, во всех комнатах. Впрочем, называть их просто камнями было бы слишком вульгарно. Наметанный глаз художника примечает только те, в которых природа уже спрятала произведение искусства. Его задача – помочь ему проявиться.

Картина из серпентенита, созданная природой и найденная художником внутри камня

Главное увлечение Сергея как художника – серпентенит, или, по-другому, змеевик. Это горная порода вулканического происхождения. Иногда ее можно найти прямо в щебенке, из которой строят дороги и насыпи. Собственно, первые образцы он и находил вдоль дорог, еще когда жил в Горячегорске. Стал обрабатывать камень. Заинтересовался. Стал его искать везде, ездил по карьерам. Собрал огромную коллекцию.

И это тоже серпентенит

Наверное, не ошибусь, если скажу, что Краснолуцкий – самый компетентный в России специалист по серпентениту. Он знает о нем все, что можно знать, и считает эту породу выдающимся материалом. Рассказывать о нем готов часами – с жаром, с восторгом, почти фанатично.

Самое интересное – это его картины из змеевика. Нет, художник не выкладывает из них мозаичные панно. Он берет камешек, распиливает его, шлифует, и на срезе появляется изображение, которое там было спрятано – диковинные цветы и деревья, удивительные пейзажи, сказочные животные, планеты и галактики, города и моря…


Некоторые из этих картин можно увидеть невооруженным глазом, а некоторые – только под микроскопом или сильной лупой, настолько они крохотные, иногда 3 на 4 миллиметра. Художник их фотографирует в большом увеличении, печатает в цвете, заключает в рамы и устраивает выставки. Глаз невозможно оторвать, это космос!

Ни один рисунок не повторяется. Палитра цветов и оттенков у серпентенита огромная: от фиолетового до белого, от алого до зеленого. И различные их сочетания. Линии, разводы, орнаменты. Все-таки Бог – великий художник.
– Распиливаешь камешек, а внутри целый мир. Столько всяких чудес! – восхищается Сергей. – Но распилить его надо грамотно, нужно найти правильный ракурс, увидеть композицию.
Здесь далеко не вся гамма красок уникального камня

Сергей влюблен в камень. Я не удивлюсь, если мастер разговаривает с ним как с живым, когда работает.

Его небольшие скульптуры из серпентенита, гранита, мрамора и других природных материалов великолепны. Вот жук-носорог из змеевика, а на панцире у него – пирит. Вот… мокрица из камня. Да, то самое противное насекомое. Но у Сергея даже она милая. А посмотришь на нее сбоку – это уже какое-то здание в восточном стиле. Он старается, чтобы его работы были многомерными, наполненными разными смыслами.

Сам художник называет свои занятия камнепластикой:
– Пытаюсь подчеркнуть природные линии, соединяю воедино графику, живопись и скульптуру. В сюжет, который дала природа, вношу свои коррективы. Иногда на отшлифованной работе намеренно оставляю скол, чтобы подчеркнуть фактуру.
Камень змеевик можно обработать до прозрачного состояния. И получатся «стекла» для очков

Не в деньгах счастье

Сергей уже в зрелом возрасте окончил СФУ по специальности «Художественная обработка камня».

Многие его уникальные украшения сделаны просто руками и на руках – без тисков, обычными инструментами: резец, наждачка, дрель с тончайшим сверлом.
– Сколько пальцев я просверлил себе насквозь, сколько свёрл сломал… – признается мастер. – Но недавно мне подарили хорошие сверла, алмазные.
А какие ювелирные украшения он делает из серпентенита! Броши, кулоны, серьги. Женщины не могут их выпустить из рук, глаза у них горят. Мужчины говорят: «Продай!»

Иногда знакомые и родные капают ему на мозги: «Да ты бы мог озолотиться! Машину себе купить, за границу поехать…»

Разговоров о деньгах художник не любит. Он твердо всем отвечает: «Здесь ничего не продается!»

– Сам посуди, как я могу что-то продать из своей коллекции? Разве что в исключительном случае. Здесь же каждый камень и узор на нем уникальны. Другого такого в природе нет. Продать, разбазарить все, что собирал и делал годами, проще простого. Но моя задача – сохранить. Для людей, для науки.
Мечта Сергея – музей серпентенита. Неважно где, в Шарыпово, Красноярске, Москве. Главное, чтобы в России.
– В мире такого нет. А у нас должен быть, – рассуждает он. – Это же богатства нашей земли сибирской. Хочу, чтобы люди пришли в этот музей и увидели неповторимую красоту камня. О нем целые истории можно рассказывать, его изучать надо. Но у нас, как всегда, на это нет денег. Поэтому музей пока у меня дома.
Кулон и серьги «Огонь»

300 стоянок древнего человека

Археология и палеонтология – еще один пласт жизни нашего героя. И он настолько гигантский (как угольные пласты Березовского разреза, в которых находят кости динозавров), что об этой его ипостаси здесь можно рассказать лишь тезисно, иначе придется писать отдельную статью на шесть газетных полос.

Земля Шарыповская напичкана археологическими артефактами. В сельских школах такие музеи – Лувр позавидует.

Не зря в начале 80-х одновременно со стройкой в этих местах много лет работали целые бригады археологов из Ленинграда.

В то время Сергей как раз и жил в вагончике за городом на берегу озера Ашпыл. Там и обнаружил первые свои археологические находки: бронзовую бляшку, осколок керамики. Показал питерскому археологу Сергею Гультову, с которым их потом связывала многолетняя дружба. Археологи начали копать в том месте, которое показал художник, и обнаружили уникальную стоянку андроновской культуры.

На раскопках: в поисках очередного динозавра

А наш герой навсегда заболел археологией. Безошибочно находил на территории района древние стоянки, поселения, могильники и приводил туда археологов.
– Чего мы только не копали! – вспоминает он. – Савосьская культура, афанасьевская, кулайская – у Косых Ложков, окуневские поселения. Устраивали детские археологические экспедиции.
Он нашел в районе около 300 стоянок древнего человека. Большая часть из них была потом паспортизирована и поставлена на государственную охрану как памятники археологии.

А лет 20 назад серьезно взялся за смежную науку – палеонтологию. В сущности, тоже поиск древностей, но если в археологии счет идет на тысячи лет, то здесь – на десятки и сотни миллионов.

В палеонтологии Сергей хоть и не имеет ученых титулов, но зарубежные коллеги называют его доктором: по значимости открытий и количеству публикаций он этого звания достоин.

Тритон по фамилии Краснолуцкий

Фотореконструкция: Краснолуцкий на фоне стегозавра, скелет которого он нашел

Как человек образованный, Сергей понимал: если есть угольные пласты, значит, есть и останки доисторических животных. Начал исследовать Березовский разрез снизу вверх. И в верхних слоях, которые называются вскрышей, нашел фрагменты панциря черепах, чешую древних рыб, зубы динозавров, их окаменевшие кости.

Сообщил о своих находках профессионалам.

И началось! Шарыпово превратилось в Мекку палеонтологов. Ученые и студенты из Питера, Москвы, Германии стали здесь частыми гостями.
– У нас очень хорошо представлен среднеюрский период, 165 млн лет назад, – рассказывает Краснолуцкий. – Он меньше других изучен наукой. К нему относится большинство найденных нами растений и животных – динозавров, летающих ящеров. Хорошо представлен средний девон, это 400 млн лет назад. Брахеоподы, гастроподы, рыбы панцирные… После девона – каменноугольный период, нижний карбон, там пошли целые рыбки, это уже морские отложения. Плауновые растения… – сыплет терминами ученый. – Никто ни в одном регионе мира не совершил в палеонтологии столько открытий, сколько у нас тут сделано за 20 лет. Мы открыли в районе множество видов доисторических животных, ранее неизвестных науке. Самое значительное наше открытие – первый в России хищный динозавр келеск… Да, яйца откладывал, рептилия же. А еще тут бегали маленькие динозаврики, как собачки. Были мечезавры, бронтозавры...
Челюсть келеска Сергей склеивал из тысячи кусочков. Потом питерские ученые по ней создали и описали полный облик этого симпатичного пятиметрового чудища.
– Он пухом был покрыт, – улыбается ученый. О доисторических животных говорит с нежностью, как будто они за окном бегают и их можно погладить.
Именно Краснолуцкий – автор палеонтологической сенсации. Он нашел пока единственный в мире скелет стегозавра, которому 165 миллионов лет. Находка хранится в Красноярском краеведческом музее. Скелет неполный, но Сергей не теряет надежды отыскать недостающие кости, а главное – голову:
– Чувствую, она должна быть!
Уникальная находка: хорошо сохранившийся палец динозавра келеска

В честь Краснолуцкого немецкие ученые назвали небольшое доисторическое млекопитающее – антроколестос Сергея. А его друг, Александр Аверьянов, самый видный в России палеонтолог, назвал древнейшее млекопитающее Азии амфибетулимусом Краснолуцкого. Есть и древняя амфибия – киятритон Краснолуцкий.

Я шучу:
– Да твоим именем динозавра надо было назвать! Потому что ты сам динозавр, каких еще поискать. Мастодонт.
Не забыли ученые и город, ставший родиной множества палеонтологических открытий. Двух животных, описанных по их зубам, найденным в карьере, отнесли к новому роду «шарыповойя»: Sharypovoia arimasporum и Sharypovoia magna.
– Это были зверюшки размером с крысу, жили одновременно с динозаврами, – объясняет Сергей. – Чтобы найти один такой зуб размером в миллиметр, приходится промыть водой и просеять через мелкое сито несколько тонн породы.
Когда этот материал готовился к печати, я позвонил Сергею, чтобы спросить, как прошло его палеонтологическое лето. Он сообщил, что нашел несколько панцирей древних черепах. Один из них практически целый. Отправил их коллегам в Питер. Скоро появится публикация. В названии нового вида рептилий тоже будет топоним Шарыпово.

Есть пророк в своем отечестве!

Сергей Анатольевич с учениками

А теперь представьте, что такой человек – учитель ваших детей в художественной школе. Повезло шарыповским ребятишкам. Они в Сергея Анатольича влюблены, на занятия бегут вприпрыжку. Режут по камню, работают с глиной, мрамором и серпентенитом, занимаются керамикой, гравюрами. И все это – высунув языки от удовольствия. Такой педагог умеет увлечь и зажечь. Потому что сам горит.

Эта работа художника называется «Заботливый трилобит»

Сергей 26 лет преподает в ДШИ декоративно-прикладное искусство, скульптуру и графику. Среди его выпускников есть архитекторы, дизайнеры, скульпторы, кандидат исторических наук. Он приобщает детей к археологии и палеонтологии, они вместе с ним ездят на раскопки, узнают историю родной земли. Не удивительно, что часто на их рисунках – динозавры, древние птицы, курганы. А глиняные горшки они лепят по старинным технологиям.

Мы знакомы с Сергеем давно, хотя до этой встречи лет 20 не виделись, но я следил за ним по газетным публикациям.

И все эти годы, глядя на то, как он растет, развивается, берет новые вершины, я думаю о том, что неважно, где ты родился и живешь. Не место красит человека, а наоборот. Эта поговорка словно с биографии Краснолуцкого списана.

Работа художника «Сон». Береза, кварц

А сколько вокруг людей, мечущихся и мятущихся в поисках денег, славы и удовольствий! Причем они уверены, что все это не здесь, а за семью морями, и нужно бежать туда – за призрачным счастьем, теряя портки на ходу.

Сергей Краснолуцкий, русский самородок из сибирской провинции, смотрит на таких по-доброму и снисходительно. Ему известна тайна, о которой эти люди не догадываются.

Еще я думаю о том, что мы бесконечно говорим о каких-то брендах края, не первый год уже пишем концепции его туристической привлекательности, не знаем, чего еще придумать, чтобы на нас обратили внимание… А наши «бренды» – вот они, рядом, только руку протяни. Уникальный человек хочет создать уникальный музей. Уже создал, нужно только помещение. Такой коллекцией, я уверен, гордился бы край. Есть же где-то на Волге музей мыши – идея, высосанная из пальца исключительно для привлечения туристов. Разве музей сибирского серпентенита был бы хуже?


Но у нас же на это денег нет. Или все-таки найдем?

Фото автора и из личного архива Сергея Краснолуцкого

№ 68 / 1246

Ссылки по теме:

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео