Норма жизни или ГОРЕ ОТ разУМА Иногда банан — это просто банан. Иногда история — это просто история. Из нее не сделаешь никаких выводов. Она не спасет от собственных граблей. И не содержит в себе менторских интонаций

Норма жизни или ГОРЕ ОТ разУМА Иногда банан — это просто банан. Иногда история — это просто история. Из нее не сделаешь никаких выводов. Она не спасет от собственных граблей. И не содержит в себе менторских интонаций
Просто история
 
Есть у меня подруга школьная — Ульяна. Мы дружим с первого класса как Глухарев с Антошиным. Поскольку мы крайне разные по психотипу, возможно, не случилось бы этой дружбы, если бы не жили в одном подъезде. Но волею судеб — наше детство и отрочество прошло рядом.
Ульяна в детстве была достаточно пугливой, но с возрастом ее пугливость выросла в благоразумие. И получилась из нее «хорошая девочка» — именно такая, какую родители приводят в пример девочкам не очень. Чем, безусловно, очень раздражают.
Ульяна ходила на вечеринки и тусовалась с нами в подъезде. Правда — курить не пробовала и алкоголь не употребляла, что по-своему даже не плохо — ибо единственная сохраняла светлую голову и воспоминания о вчерашнем — за себя и за нас — пьющих малолеток.
В институте вела она себя точно так же разумно — пара эпизодов с молодыми людьми — не в счет.
И когда пришла пора вернуться в родной город, пришла и другая пора — выходить замуж. Ну, так задумано в маленьких промышленных городах для девочек старше восемнадцати — потому что если ты не «взамужем» (если ты волчица-одиночка, или тебя поглощает творчество или карьера, если ты чайлд-фри), то ты априори неудачница и несчастнейшая из женщин. А выглядеть в глазах других «белой вороной» — не разумно.
Так вот. Выбор Ульяны оказался не велик — юноша с работы, которого нахваливал папа. Собственно, и все. А папе мы верим — папа плохого дщери родной не посоветует и жизнь знает. Тем более, что юноша казался вполне таким «крепким хозяйственником», алкоголем не злоупотреблял — что в провинции, да и в столицах — является чуть ли не первейшим и наиглавнейшим достоинством, да и по бабской части как ходок себя не задекларировал. Самый разумный выбор, что ни говори.
Юноша скоропостижно стал мужем, и потекла тихая, провинциальная семейная жизнь. Настолько тихая, что я со своим жизненным ураганом года на четыре потеряла из виду добропорядочное семейство.
После рождения моего сына-богатыря мы снова стали общаться — наши родители дружат, так сам Б. велел дружить и нашим детям — в семействе за это время родились две дочери.
Весьма длинная преамбула получилась. Пора перейти непосредственно к банану.
За пять лет брака самая адекватная и разумная женщина из всех, кого я знала в этом качестве, превратилась:
А) в истеричку;
Б) в неухоженную, вечно-уставшую лошадь;
В) в человека, для которого отсутствие счастья и радости является нормой жизни.
К слову сказать — муж, по-прежнему, работает, не пьет, и по бабам не гуляет.
Причина в том, что просто это такой вот провинциальный муж, для которого норма «Три НЕ». А именно НЕ помогать, Не обращать внимания и НЕ делать.
Ульяна говорит, что боролось с этим тупым безразличием несколько лет. Крики, ссоры, глухое раздражение — ничего не помогало. Единственный выход, по ее словам, все делать самой.
Сама — стирать, сама — развешивать, готовить еду — мыть посуду, одной рукой помогать рисовать старшей, второй укачивать младшую, сама гигантскую коляску на третий этаж. Сама-сама-сама. Бесконечный бытовой круг ломовой кобылы.
За пять лет подруга не то, чтобы сходила на педикюр или — прости, Господи, в солярий — у нее не было даже возможности пару часов побродить по магазинам, чтобы купить себе нижнее белье! Супруг очень устает — он ведь работает, а Ульяна дома с детьми сидит. И превращается в домашнюю скотину — без заботы, без любви, без просвета. И что самое страшное, она считает, что «все нормально».
И вот это ее «все нормально» пугает меня больше всего.
По причине этой «всенормальности» женщина к 40 годам превратиться в простоволосую деревенскую бабу начала 19 века — безмолвную тупую детородную животину. Которой ни разумность, ни другие качества, кроме физической силы попросту не нужны.
Так и хочется возопить: «Кто виноват? И что делать?!» Но иногда банан — это всего лишь банан. А рассказ — всего лишь рассказ.
Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
20 мая 2022
Красноярцам предлагают провести в музеях две ночи
Музейная ночь в мае растянется аж на два дня. Часть музеев Красноярска решили выступить со своими проектами уже в пятницу
Принят закон, необходимый для поддержки погорельцев
Вчера, 19 мая, состоялась сессия Законодательного собрания, где обсуждался единственный вопрос – законопроект «О мерах социальной поддержки граждан, проживавших в
20 мая 2022
Уверенной поступью
Пока бывшие европейские и заокеанские «партнеры» суетятся вокруг очередного (не помню уже, какого по счету) пакета антироссийских санкций и никак